?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост



День Космонавтики — всенародный праздник. Всенародный в том смысле, что для каждого человека, осознающего величие этого события — первого полета человека в космос, этот праздник органичен, естественен. Он у него в душе. И таких людей много. В том числе и тех, кому не посчастливилось принимать участие в тех больших и малых делах, из которых и возник этот фантастический результат, явленный миру 12 апреля 1961 года. Среди тех, кому этот праздник бесконечно дорог, много и таких, чья жизнь, чья судьба никак не были связаны ни с космосом, ни с ракетной техникой.

Наверное, похожее отношение у нас — к Дню Победы. Не мы ее ковали, не мы шли на смерть, защищая Родину. Но мы чувствуем свою сопричастность событиям той Великой Войны. И эта сопричастность не сводится к осознанию незатейливой мысли, что мы — вот они, что мы — есть, что мы — живы.  Благодаря тем, кто сражался и погибал на той войне. Благодаря Великой Победе. Среди нас, родившихся после войны, есть те (и их немало), кто ощущает свое единство с павшими. Те, кто способен воспринимать окружающую действительность не только как пространство борьбы за выживание или место под солнцем, но и как реализацию того будущего, за которое наши отцы и деды проливали свою кровь. И возможно, кому-то из нас, ныне живущих, дано взглянуть на нашу, ставшую историческим фактом, действительность глазами тех, кто не вернулся, кто не дожил. Сравнить их мечту о светлом будущем с ее «реализацией». С тем, что сотворили мы, ныне живущие.

Я не берусь судить о том, что чувствуют ветераны Великой Войны, дожившие до наших непростых дней. Пережившие расчленение своей, горячо любимой, некогда Великой, Родины. Пережившие братоубийственные войны в Таджикистане, в Приднестровье, на Кавказе, на Украине. Это большая тема, безусловно заслуживающая и внимания, и отдельного обсуждения.

Я всего лишь допускаю мысль, что мое отношение к нынешней «реализации» мечты о светлом будущем (точнее, к той части этой мечты, где свое почетное место занимали звезды и романтика покорения космоса) и отношение этих ветеранов может быть схожим. К реализации этой — космической — части нашей советской мечты я имел прямое отношение. И как выпускник 6-го (ракетного) факультета МАИ, и как сотрудник НИИ Химического Машиностроения (НИИХМ) — отраслевого центра для проведения огневых испытаний ракетных двигателей и тепловакуумных испытаний космических аппаратов.

В июле 1971, переступив порог 7-го (учебного) корпуса МАИ, где располагались приемные комиссии факультетов, первое, что мы, абитуриенты, увидели, были три портрета в траурных рамках.

Экипаж космического корабля Союз-11 — Георгий Добровальский, Владислав Волков, Виктор Пацаев — погиб из-за разгерметизации спускаемого аппарата.


Экипаж космического корабля «Союз-11»: Добровольский, Пацаев, Волков

А 26 июля 1971 к Луне стартовал «Аполлон-15». Через четверо суток — 30 июля — его лунный модуль совершил посадку. Это была уже 5-я высадка в рамках программы «Apollo». Так — с горечи наших потерь и триумфа американцев — начиналась наше, будущих выпускников МАИ 1977 года, участие в битве за космос.

Это сейчас модно дискутировать на тему, были или нет американцы на Луне. А мы, первокурсники 1971 года, в этом не сомневались. Конечно же, они — были. А мы — нет. И первое, что мы видели на лекциях «Введения в специальность» — это плакат, на котором в цвете было представлено детище Вернера фон Брауна — ракета «Сатурн-5». Та самая, на которой американцы летали на Луну.


Ракета «Н-1»

Не знаю, что чувствовали тогда и чувствуют теперь мои сокурсники, но мне этот контрастный образ навсегда врезался и в память, и в душу. С одной стороны, наши погибшие космонавты, серия неудач с ракетой «Н-1» Сергея Павловича Королева, а с другой — Нил Армстронг, совершающий турне по Советскому Союзу в роли первопроходца Луны, и вполне себе удачная, как тогда считалось, ракета «Сатурн-5». С уникальными по своим характеристикам двигателями F-1.


Вернер фон Браун и двигательная установка ракеты «Сатурн-5»

Мне кажется, что это не могло не задеть никого из тех, кто так или иначе в те годы был связан с космосом.

Жить можно по-разному. Можно, оптимизируя издержки — как эмоциональные, так и материальные — строить свой дом, свою семью. И, как писал в перестроечные годы «иронический» поэт Игорь Иртеньев, этот дом «полнить достатком». Чтобы не стыдно было глядеть в глаза окружающим, умеющим «окружать себя комфортом». И при этом честно работать, добросовестно выполняя свой служебный долг. В годы моей молодости таких было подавляющее большинство.

Но были и другие. Те, кому не давала ни покоя, ни сна какая-нибудь нерешенная проблема. Для кого рабочий день не заканчивался в 17.00.

Никогда не забуду глаза одного моего товарища-программиста, когда он вдруг понял, что нащупал идею алгоритма, над которым он бился в течение нескольких дней. В модели, описывающей теплообмен в одной «хитрой» теплоизоляции, присутствовала соответствующая этой «хитрости» сингулярность. И он, наконец, придумал, как эту сингулярность учесть. Такие глаза, вероятно, были у Архимеда, когда он возопил свое знаменитое «Эврика!».

Пикантность же ситуации заключалось в том, что все это происходило в конце осеннего дня, пасмурного и дождливого, на протяжении которого мы,сотрудники НИИХМ, ударно собирали картошку в подшефном совхозе. «Я понял, как это сделать!» — воскликнул он, втискиваясь в последний, забитый под завязку, автобус, увозивший нас с картофельного поля домой. И еще одна, не менее пикантная, подробность: задача, над которой в те дни бился мой товарищ, была важной частью диссертации — совсем даже не его.

К чему это я? Да к тому, что все то значимое, что делалось в ракетно-космической области в значительной мере состоялось благодаря именно таким людям. Мотивируемым уже тем, что перед ними возникали проблемы, не имеющие очевидного решения. А они... Они просто воспринимали эти проблемы как очередной вызов. И принимали его. И, в конечном счете, побеждали.

Меня удивляют современные, вполне толковые, программисты, которые режутся в онлайн-игры. Зачем? Ведь жизнь фонтанирует задачами, не имеющими очевидных решений. Неужели поиск этих решений, создание программных продуктов, в которых эти решения воплощены, менее увлекателен, чем какая нибудь «Dota 2»?

А в советские годы так или иначе существовал еще один важный мотивирующий фактор. О нем не принято было говорить в трудовых коллективах, разве что на партийных собраниях, и то — далеко не на каждом. Но, как мне кажется, он всегда присутствовал. Я имею в виду фактор космической гонки. Наверное, где-то там, в ЦК КПСС и в отраслевых министерствах, эта мотивация доминировала и проявлялась явно. Судя по мемуарам главных конструкторов, так оно и было. Но, как мне представляется, и рядовые работники, и уж тем более среднее звено, не могли избежать влияния этого, безусловно мотивирующего, фактора.

В годы перестройки гражданам СССР навязчиво внушали мысль о великой роли конкуренции в развитии человечества. Считалось, что только конкуренция мотивирует производителя, да и простого работника трудиться более эффективно. Забавно, что при этом имелись в виду, в первую очередь, колхозы-совхозы, которые надо бы разогнать, а землю отдать «справным» хозяевам — фермерам. И дело даже не в том, что после того как их благополучно «разогнали», колхозные-совхозные поля заросли березами. Дело в том, что подлинная конкуренция — это конкуренция великих идей и больших проектов.

Таких, например, как соревнование двух социальных систем — капиталистической и социалистической.

Таких, как технологическая гонка двух ракетно-космических империй. Советской, созданной коммунистом Королевым и его соратниками, и американской, отцом которой был Вернер фон Браун — нацист и эсэсовец. Такая конкуренция и понятна, и полностью оправдана.

В 1961 году мы в этой конкурентной борьбе вырвались вперед. Первый человек в космосе — советский космонавт Юрий Гагарин. В конце 60-х американцы вырвались вперед — в этот период мы космическую гонку очевидным образом проигрывали. Но в 1988 году, состоялся первый и, к сожалению, последний полет Бурана, который стал не менее очевидным переломом в этом состязании исполинов. Мы предъявили граду и миру новую ракету — «Энергию». Это и была самая что ни на есть подлинная конкуренция.



А все остальное — это, по большому счету, не конкуренция, а мышиная возня. В том числе, и «социалистическое соревнование», развернувшееся в конце 60-х между Королевым и Челомеем — по сути, борьба возглавляемых ими коллективов за позиции в отрасли и за финансирование. Впрочем, совсем избежать такой «борьбы за позиции», пожалуй, невозможно. На ранних стадиях разработки альтернативных предложений она, пожалуй, даже может служить источником развития. Но для этого нужен толковый арбитр, способный вникнуть в существо как технических проблем, так и вариантов их решения, предлагемых конкурентами. Таким, если верить мемуарам ведущих специалистов ракетно-космическиой отрасли, был Лаврентий Павлович Берия. И, как утверждают они же, Дмитрий Федорович Устинов.

Сейчас с этим, прямо скажем, «неторопливо». Но это отдельная большая тема. Не очень-то соответствующая атмосфере праздника. Праздника, с которым я, пользуясь случаем, хотел бы поздравить всех — без исключения.

Но в первую очередь, тех, кто именно сейчас трудится в ракетно-космической отрасли — в КБ, на заводах, на испытательных стендах и на полигонах, на Байконуре, на Восточном и в Плесецке.

И безусловно, всех тех, кто строил ККИ (комплекс крановых изделий в НИИХМ, он же «полтинник» ), тепловакуумную камеру КВИ (она же ВКТИ-2), всех тех кто принимал участие в испытаниях изделия 17КС (базового модуля станции «Мир»), отсеков изделия 11Ф35 («Буран»), а также изделия 11Ф664 (спутник оптико-электронной разведки «Аракс»).

Потому что для всех участников этих событий 12 апреля — двойной праздник. Именно в этот день 1985 года, в его первые часы, начались эксперименты по программе тепловакуумных испытаний изделия 17КС. Первых испытаний, проведенных в КВИ. Испытаний, которые лично для меня стали, пожалуй, самым ярким событием в моей жизни. Это были, воистину, незабываемые семнадцать дней, «семнадцать мгновений апреля».

А началось все с того, что поздно вечером 31 декабря 1984 года к нам на «полтинник» был доставлен объект испытаний — тепловой макет изделия 17КС...


Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com

Комментарии

( 23 комментария — Оставить комментарий )
judgesuhov
12 апр, 2016 21:35 (UTC)
Если посмотреть на Космические достижения СССР/России, то в общем-то - вы правы.
До сих пор со времен перестройки больших прорывов не было.
Очень-очень вяло идет развитие...

С Праздником!

Edited at 2016-04-12 21:37 (UTC)
nkfedor
13 апр, 2016 06:40 (UTC)
В НИИХМ (сейчас НИЦ РКП) введено внешнее управление. Пришли продвинутые менеджеры. С АвтоВаза. Оптимизируют предпрятие — ничего не смысля ни в ракетно-космической технике, ни в специфике ее испытаний. Говорят, что это связано "не только лишь" с проблемами НИЦ РКП (там сняли директора). Говорят, нечто подобное происходит и на других предприятиях, на Лавочке, например.
vladimir1911
12 апр, 2016 22:48 (UTC)
Почему этот праздник "всенародный", а не всепланетный? Мы что "их" в космос не пустим?
judgesuhov
12 апр, 2016 23:45 (UTC)

Да они сами "не шмогут" (с)
:)

nkfedor
13 апр, 2016 07:00 (UTC)
Вы хотите сказать, что с начала 90-х, когда в России был запущен процесс уничтожения ракетно-космической отрасли, т..е. за четверть века, американцам удалось-таки найти решение повторного использования хоть чего-нибудь, что участвует в выводе на орбиту полезной нагрузки? И что при этом они обещают снижение стоимости такого вывода? Дай бог им успеха, говорю совершенно искренне. Если им удастся решить эту проблему технически — это станет достоянием всего человечества.

Вопрос лишь в том, окажется ли эта овчинка стоящей ее выделки — будут ли достигнуты декларируемые экономические характеристики.
С Шаттлами, в этом смысле, промахнулись. Хотя, сами по себе грузовики подобные Шаттлу или Бурану незаменимы для выполнения некоторых работ в космосе. Хаббл, вон, обслужить некому...
nkfedor
13 апр, 2016 06:34 (UTC)
Почему не пустим? МКС, к примеру, — общее дело. Просто, праздник предполагает искренность ощущения праздника. Полет Гагарина для американцев — проигрыш этапа. Равно как и для нас — первые шаги Армстронга по Луне.
vladimir1911
13 апр, 2016 08:01 (UTC)

Вы считаете, что замечательным событием является не выход человечества за пределы земной атмосферы, а победа одной из команд в виртуальной гонке?

nkfedor
13 апр, 2016 08:53 (UTC)
Какая же она виртуальная? В ней люди гибли.

Космическая гонка — напряжённое соперничество в области освоения космоса между СССР и США в период с 1957 по 1975 годы. В число событий гонки входят запуски искусственных спутников, полёты в космос животных и человека, а также высадка на Луну. Побочный эффект холодной войны.

Термин получил своё название по аналогии с гонкой вооружений. Космическая гонка стала важной частью культурного, технологического и идеологического противостояния между СССР и США в период холодной войны. Это было обусловлено тем, что космические исследования имели не только большое значение для научных и военных разработок, но и заметный пропагандистский эффект.


Полет Юрия Гагарина — величайшая веха в развитии человечества. Но он же — прямое следствие, порождение этой гонки. В чем смысл подобного противопоставления?.

Но я-то говорю о другом. Считается, что все решают деньги. Заплати работнику побольше — он и сделает побольше. А это не так. Особенно, когда что-то нужно придумать. Куда важнее азарт от самого наличия нерешенной проблемы, когда исполнитель живет мыслью — "Неужели я не смогу найти решение?". И еще соревновательная мотивация. Чем выше уровень соревнования, тем она сильнее.

Edited at 2016-04-13 08:54 (UTC)
vladimir1911
13 апр, 2016 16:23 (UTC)
Может все проще - Хрущев любил ракеты и выжимал все соки из Главного Конструктора. Как Хрущев ушел - все дружно выдохнули и конец космической гонки?
das_foland
14 апр, 2016 06:22 (UTC)
Вы понимаете, задачу такого уровня невозможно решить "выжиманием соков".
vladimir1911
14 апр, 2016 08:52 (UTC)
Люди в ЦК считали иначе. Потом это назвали "волюнтаризмом".
nkfedor
14 апр, 2016 06:40 (UTC)
Забавная логика: Хрущев любил ракеты, а Брежнев — хорошие импортные автомобили. Поэтому при Хрущеве мы покоряли космос, а при Брежневе построили АвтоВАЗ.

Хрущев еще любил кукурузу. И, в каком-то смысле, выжимал соки из тех, кто был связан с сельским хозяйством. В первую очередь — из секретарей обкомом и райкомов. Но это, как мы знаем, довольно быстро закончилось. И для кукурузы, и для Хрущева.

А лунная гонка шла уже без Хрущева. И не менее интенсивно. А наибольший успех мы имели, как ни странно, к концу горбачевской перестройки.

Компоновка ракеты с продольно-поперечным разделением ступеней — гениальное изобретение Королева. Ее сейчас применяют во всех тяжелых ракетах. Все без исключения. Такое из-под палки не придумаешь. Такое озарение приходит лишь тогда, когда страстно желаешь решить бесконечно важную лично для тебя проблему.

По поводу "дружно выдохнули" я бы, пожалуй, согласился. Народ рвал жилы сначала на войне, потом — восстанавливая разрушенное хозяйство и создавая ракетно-ядерный щит. Многие считают, что послевоенные годы, включая самое начало 50-х, страна фактически пережила еще одну войну — если сравнивать эти два периода по степени напряжения сил и мобилизации ресурсов.

Когда этот, второй, этап завершился, тут-то и захотелось "выдохнуть". Всем. И крестьянам, и слесарям-токарям, и ученым-инженерам, и генералам, и академикам. Хрущев, как мне кажется, лишь уловил эти тенденции. Возможно, будучи человеком амбициозным, решил на этом сыграть. Отсюда и XX съезд КППС, и XXII — с его программой создания материально-технической базы коммунизма за двадцать лет.

А 80-е годы — лебединая песня советской ракетно-космической отрасли. В значительной степени они были успешными благодаря тому, что за предыдущие годы мы многое сумели понять и про космос, и про наши изделия, и даже про себя самих. Мастерства, опыта, класса, умения организоваться — во всех сегментах отрасли — стало значительно больше. А энтузиазма и страсти, пожалуй, меньше. Но эта страсть не исчезала до самого последнего вздоха СССР.

Да, не все этой страстью горели. Но страсти тех, кто горел, оказалось достаточно для космического реванша. Возможно, что именно в ракетно-космической отрасли эта страсть была представлена наиболее концентрированно. И это был ресурс, который — для страны, капитулировавшей в холодной войне — мог сыграть немалую позитивную роль. Даже после расчленения Советского Союза. И не только в сфере космоса.

Американцы, по-видимому, это поняли. В значительной мере поэтому таким стремительным был процесс уничтожения отрасли в 90-е годы. Выбивали лучшие кадры. Били по носителям страсти.


Edited at 2016-04-14 06:41 (UTC)
toster666
13 апр, 2016 00:45 (UTC)
--Меня удивляют современные, вполне толковые, программисты, которые режутся в онлайн-игры.

Мне кажется, что неизвестно как бы вы себя повели, будь в ваше время такое огромное количество соблазнов, как сейчас.
vsilvestrov
13 апр, 2016 01:16 (UTC)
А вы думаете, что этих соблазнов тогда не было? Ещё как были! Вот только те, кто их выбирал обрекали себя на презрение, ибо уважением пользовались как раз те, кто занимался Решением Проблем. У меня тоже об этом есть: http://www.stihi.ru/2013/07/20/700. И хотя все мы тоже решали свои личные бытовые вопросы, но ведь обывателями не становились в большинстве своём. Так что не стоит оправдывать своё желание спокойненькой жизни и нежелание решать Большие Проблемы Человечества.
nkfedor
13 апр, 2016 07:11 (UTC)
Огромное спасибо, Владимир, за Ваши стихи. Лучше, пожалуй, и не скажешь:

В ежедневном маршруте «работа-диван-телевизор»
Помудрел, погрузнел, седина появилась в усах.
Но, по-прежнему, ветер мне пахнет пассатом и бризом,
И из алого шёлка во снах всё крою паруса.
Я - мечтатель-романтик из послевоенного детства,
Создавать, так не меньше проекта спасенья Земли.
Всё по силам казалось. Вот только заветного средства
Всех счастливыми сделать, мы всё же найти не смогли.
Было всё по плечу: недра, полюс, морские глубины,
Пики горных вершин и сплетения звёздных орбит…
(Разве - личное счастье порою взрывалось на минах
Безответной любви или детских нелепых обид.)
Упивались стихами, влюблялись, рвались в Антарктиду,
Открывали себя и обычную скучную жизнь…
Всё иначе теперь. Но ведь мной ничего не забыто!
Я, по-прежнему, верю в непрожитый мной Коммунизм.
Что построят его всё равно, пусть не дети, пусть внуки!
Будут внуки умней, обмануть не позволят себя.
И Союз, как прапрадеды, снова рабочие руки
Возродят и отстроят, как память того Октября!
Вновь поверят в себя, и «товарищи» станут, как прежде,
Засверкают улыбки, забудутся стоны и плач…
И тогда над страной, раздуваемый ветром надежды,
Алым парусом снова на мачтах зардеет кумач.
И все страны Земли, как одна, зашагают за нами,
Чтобы строить себе, как у нас, справедливую жизнь,
И над целой планетой поднимется Красное Знамя,
И уже никогда, ни за что не опустится вниз!
vsilvestrov
15 апр, 2016 22:52 (UTC)
И Вам спасибо за доброе слово! Оно автору всегда приятно. Извините за задержку с ответом, но было не до компьютера.
max_andriyahov
13 апр, 2016 09:16 (UTC)
Но в первую очередь, тех, кто именно сейчас трудится в ракетно-космической отрасли — в КБ, на заводах, на испытательных стендах и на полигонах, на Байконуре, на Восточном и в Плесецке.

кстати, а сколько это примерно человек? на сегодня?
nkfedor
13 апр, 2016 12:51 (UTC)
Точно не скажу, едва ли кто назовет правильные цифры. Но, в любом случае, значительно меньше, чем было в 80-е годы.

К примеру, на ККИ, о котором я пишу в конце поста, работало около 1000 человек. Комплекс имел в своем составе азотный завод, опытно-экспериментальное производство, стенд разделения, на котором отрабатывались средства разделения ступеней "Энергии" и орбитального корабля. КВИ — эта камера для испытаний крупногабаритных изделий, имеющая единственный аналог — в Хьюстоне. Персонал размещался в трех корпусах. Среди них — инженерный корпус — здание в 6 этажей.

Сейчас это все не работает. Людей там практически не осталось. Может быть, несколько человек — для присмотра. Но судя по посещениям этой территори (некогда охраняемой военнослужащими ВВ с автоматами) всякого рода "сталкерами", этих людей совсем мало.
Больнее всего ситуация с "демографией" отрасли. Очень мало тех, кому сейчас 35 - 45 лет. Есть совсем молодые, в последние годы вроде бы наметился некоторый приток. И оставшиеся "на боевом посту" те самые труженики 80-х, вполне себе пенсионного возраста. Так обстоят дела в НИЦ РКП.

Похожая картина - в НПО им. Лавочкина.
max_andriyahov
13 апр, 2016 13:02 (UTC)
а в Решетневе?
nkfedor
13 апр, 2016 14:03 (UTC)
Я и раньше-то, когда они назывались НПО "Прикладной механики", не очень-то был осведомлен о том, как у них идут дела. По работе связан не был, а любопытства ради не интересовался. Хотя мой начальник сектора, где я работал до 1984 года, — от них. Кстати, очень толковый специалист был по тем временам. Если им удалось сохранить специалистов такого уровня — честь им и хвала.

"ИСС им. Решетнева" занимают неплохую нишу в космической отрасли — спутники связи, навигационные спутники. Это направление, которое востребовано и коммерческими структурами (Газпром заказал им несколько Ямалов, хотя яйца в одну корзину не кладет — корпорации "Энергия" тоже дал подзаработать), и военными. Спутники в интересах МО РФ, те же "Гонцы", например. Опять-таки, ГЛОНАСС.

Изделия "ИСС" малогабаритные, "современной" компоновки — негерметичного исполнения с преимущественно пассивными средствами терморегулирования.

У них своя камера для тепловакуумных испытаний, которую, судя по публикациям, они активно модернизируют (или планируют это делать в обозримом будущем). То есть имеют возможность проводить ТВИ у себя, а не возить свои изделия в Пересвет, в 618 отдел НИЦ РКП.

Из всего сказанного, думаю, можно заключить, что и персоналом они более или менее укомплектованы. В общем, дела у них могут быть лучше чем в НИЦ РКП или в Лавочке. Причем значительно.
das_foland
14 апр, 2016 06:26 (UTC)
> Очень мало тех, кому сейчас 35 - 45 лет. Есть совсем молодые, в последние годы вроде бы наметился некоторый приток. И оставшиеся "на боевом посту" те самые труженики 80-х, вполне себе пенсионного возраста
Мне кажется, сейчас главной задачей таких заведений сейчас должна стать передача опыта. Чтобы не прервалась эта связь поколений. Нужно, чтобы старшие инженеры понимали, что их главная обязанность сейчас - не сделать задачу, а научить делать её молодых.
( 23 комментария — Оставить комментарий )

Календарь

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   





































Профиль

Основной
svbr
Сообщество военных блогеров
Разработано LiveJournal.com