?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост

Оригинал взят у fariaf1 в Ближний Восток и Россия


Вывод части российских ВКС из Сирии 14 марта шокировал как Запад, так и прозападное меньшинство в России. Наша страна, вопреки злым языкам, не устроила себе «Вьетнам» и, эффективно справившись с поставленными задачами, вывела лишние силы из региона. Приложив при этом усилия, чтобы в Сирии начался долгожданный этап перемирия.


Вообще-то длительная кампания и не подразумевалась с самого начала, так как наши действия ограничивались только воздушными операциями, которых оказалось достаточно, чтобы нанести серьезный урон террористам и обеспечить военное преимущество сирийской правительственной армии, иранским подразделениям КСИР, курдам и другим наземным войскам, сражающимся с ИГИЛ (запрещена в РФ).

Однако, все СМИ по-прежнему сосредоточены на новостях из «русской» Сирии, или распухшей от беженцев Европы, и почти никто как будто не замечает иных точек крайней нестабильности. Таких, например, как Афганистан или Йемен, где орудуют террористы Аль-Каиды. Никто в России, как будто не хочет широко обсуждать такие факторы нестабильности как влияние Турции в Крыму и других регионах, её сотрудничество с украинскими нацистами. Но, прежде чем коснуться всех перечисленных тем, рассмотрим, всё же, некоторые результаты действий наших ВКС.

Стоит заметить, что сам факт такого масштабного обсуждения в мире результатов внешней политики России свидетельствует о достижении ею нового уровня, характеризующегося способностью отстаивать национальные интересы по всему миру. Это даёт нашей стране новый статус крупного игрока на мировой арене, с интересами которого будут вынуждены считаться все страны.

Сирия

Итак, успех военной операции в Сирии решил сразу несколько военно-стратегических и политических проблем.

Во-первых, было обеспечено перемирие, позволяющее теперь говорить о начале сборки предельно разношерстных групп (алавитов, суннитов, курдов и т.д.) в единое государство при руководящей роли легитимного алавитского правительства Асада. Несмотря на вопли иностранных политиков о якобы полном уничтожении Россией «умеренной оппозиции», фактически, оттеснив террористов, мы как раз защитили все мелкие оппозиционные группы от поглощения со стороны ИГИЛ.

Обеспечив сирийскому народу возможность вновь самостоятельно выстраивать свое государство, мы защитили собственные позиции в Серии (свою базу) и получили новые — контроль воздушного пространства с помощью ПВО как над сирийской территорией, так и над территориями сопредельных государств. Утвердившись же на Средиземном море, мы сильно усложнили продвижение натовского ПРО к нашим границам.

Во-вторых, что, возможно, ещё важнее, было остановлено продвижение к нашим границам ИГИЛ.

В августе 2014 года французы, американцы, саудиты, австралийцы, турки — всего более десятка государств — подрядились уничтожить ИГИЛ и, действительно, даже несколько потеснили террористов с захваченных ими территорий в Ираке. Но одновременно с этим новоиспеченный халифат начал планомерно пожирать Сирию, которой оставались считанные месяцы или даже недели, если бы не российские ВКС. Всё это напоминает некий сговор, где Сирии отвели роль плацдарма для разрастающегося и вооружающегося халифата.

Лишив ИГИЛ сирийского плацдарма, Россия, возможно, также задержала дальнейший поход террористов (т.е. стоящих за ними государств) в центрально-азиатский регион. На этом следует остановиться подробнее, но сперва нужно сделать важное замечание, чтобы лучше понимать логику действий ИГИЛ.

Кто создал ИГИЛ

Американская компания по борьбе с ИГИЛ, очевидно, не ставила целью уничтожение террористов. Их всего лишь подталкивали к расширению. Это вполне отвечает стратегии Штатов по дестабилизации главных своих конкурентов: России и Китая. Кроме того, появляется всё больше доказательств непосредственной причастности США к возникновению ИГИЛ. Например, заявления начальника генштаба иранских вооруженных сил генерал-майора Хасана Фирузабади о постоянном присутствии американских самолетов на подконтрольных ИГИЛ аэропортах и о поступлениях фуража американского производства в лагеря халифата.

Но одно из самых ярких — это интервью старших командиров ИГИЛ, опубликованное The Guardian 11 декабря 2014 года. Собрав по крайней мере девять руководителей ИГИЛ в одном месте — в лагере Кэмп-Букка — американцы фактически подтолкнули лидеров исламистов к созданию «Исламского государства». Вот, что говорит один из командиров Абу Ахмад:

«У нас никогда не могло быть такого — ни в Багдаде, ни где-нибудь еще, — чтобы собраться всем вместе вот так, как здесь. Это было бы невероятно опасно. Здесь мы были не только в безопасности, но мы находились только в нескольких сотнях метров от всего руководства Аль-Каиды».

Также он заметил, что будущий лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади пользовался большим авторитетом у заключенных и даже у охранников лагеря:

«К нему очень уважительно относились в армии США. Если он хотел посетить людей в другом секторе лагеря, то он мог сделать это когда захочет, но нам такое не позволялось. <…> Если бы не было американских тюрем в Ираке, не было бы и ИГ. Лагерь Букка стал фабрикой. Он подготовил нас. Там была выстроена наша идеология».

О причастности США к созданию террористического халифата свидетельствуют и слова некоторых представителей американской элиты, таких, например, как бывший командующий силами НАТО в Европе генерал У.Кларк:

«Исламское государство появилось благодаря финансированию со стороны наших друзей и союзников… Создание ИГ являлось частью политики США в [ближневосточном] регионе… Многие из боевиков, которых тренировало ЦРУ в Иордании в 2012 году для войны против режима Б. Асада в Сирии, теперь являются боевиками «Исламского государства».

Расширение ИГИЛ

В середине марта 2015 года пресс-секретарь «Исламского государства» Мохаммед аль-Аднани сделал сенсационное заявление, перечислив страны и города, являющиеся первостепенными целями халифата:

«Мы хотим владеть Кабулом, Карачи, Кавказом, Кумом, Эр-Риядом и Тегераном. Мы хотим владеть Багдадом, Дамаском, Иерусалимом, Каиром, Саной, Дохой, Абу-Даби и Амманом. Мусульмане снова станут хозяевами в каждом из этих мест».

Присутствие наших войск в Сирии отчасти обеспечивает контроль над Ближним Востоком. Но возможности исламского халифата по проникновению в Среднюю Азию отнюдь не исключены. В начале 2015 года ИГИЛ объявило о создании новой провинции халифата — «эмирата Хорасан», в состав которого должны быть включены территории Афганистана, Пакистана, Индии, Бангладеш, а также бывших советских республик Средней Азии. Уже к осени 2015 года некоторые боевики ИГИЛ находились на территории 25 из 34 афганских провинций.

И здесь особенно важной становится роль Китая с его претензиями на экономическое вытеснение США из стран Ближнего Востока и Африки. Падение режимов Мубарака в Египте и Каддафи в Ливии очень кстати лишили Китай экономических позиций в этих регионах. Кроме того, самые плотные контакты ИГИЛ с китайскими уйгурами, которые обучаются под руководством турецких спецслужб и проходят обкатку в Сирии в рядах исламистов, призваны ещё больше оттеснить КНР на восток, дестабилизируя регионы у западных границ Китая.

Однако, экспансию террористов несколько притормозил выход Китая к Аравийскому морю путём стратегического соглашения об аренде земли сроком на 43 года в порту Гвадар, в районе Пакистанского Белуджистана.

Окончательное отделение Талибана от ИГИЛ 19 сентября 2015 года после признания талибами нового эмира Ахтара Мансура также можно рассматривать как еще один шаг по формированию заслона на пути экспансии «Исламского государства» на Восток. Явная причастность Талибана к пакистанским спецслужбам и выстраивание крепких двусторонних китайско-пакистанских отношений выбивают весь афгано-пакистанский блок из сферы влияния США и, одновременно, усиливает позиции Китая в регионе. Так, авторитетное американское издание The Daily Beast приводит слова одного бывшего талибского губернатора:

«Мы сказали им (то есть уйгурам — fariaf1), что они находятся в Афганистане и что мы можем помешать им вести антикитайскую деятельность, но не можем выселить их с наших территорий».

Также газета пишет:

«Афганские правительственные источники, с другой стороны, утверждают, что в прошлом году президент Ашраф Гани передал нескольких членов Движения за независимость Восточного Туркестана властям Китая».

Таким образом, дестабилизации Китая мешают сразу две конфликтующие стороны Афганистана — и талибы, и официальное правительство. Но это вовсе не означает, что мощная игиловская группировка откажется от создания мирового халифата. Неудача в афгано-пакистанском регионе лишь подтолкнет террористов прокладывать свой путь по тропам, лежащим к северу от этих мест.

ИГИЛ и Россия

Крупная халифатистская сеть начинает в полной мере разворачиваться у южно-азиатских границ России. Радикальные исламистские группировки, такие как «Исламское движение Узбекистана» и исламисты Туркменистана, присягают ИГИЛ. Причем летом 2015 года в прессе мелькали сообщения об ожесточенных боях и серьезных потерях туркменских пограничников на границе с Афганистаном, откуда ИГИЛ пытается прорваться вглубь страны. В больших количествах вербуются люди из стран СНГ, не граничащих с Афганистаном. Мигранты из среднеазиатских городов, завербованные пропагандистами ИГИЛ в мечетях и медресе, составляют сильное исламистское подполье непосредственно на территории России.

Так, информационный портал «Кавказский узел» 11 апреля передает слова председателя экспертного совета Фонда изучения электоральной политики Андрея Серенко о том, что ИГИЛ занимается подпольной деятельностью на территории России как минимум на протяжении последних полутора-двух лет:

«Сейчас «Исламское государство» формирует собственную террористическую структуру в России. «Спящие» джамааты ИГ уже есть не только в Чечне, Дагестане и в других республиках Северного Кавказа. Ячейки ИГ есть и в целом ряде так называемых «русских регионов», таких как Волгоградская и Астраханская области. Очевидно, что в сферу интересов ИГ попадает и Ставропольский край».

Помимо вербуемых сейчас в России и СНГ, в составе ИГИЛ в горячих точках уже воюют от 5 до 7 тысяч выходцев из стран бывшего СССР, среди которых 2,5 тысячи жителей Поволжья и Северного Кавказа. Многие из них открыто заявляют о готовности вернуться в Россию для продолжения «джихада». Например, предводитель группы, входящей в подразделение «Имарат Кавказ» (то есть части террористической подпольной сети в России) Салахуддин Шишани из группировки «Джебхат ан-Нусра» — части «Аль-Каиды».

Не стоит забывать, что и в карательной операции Украины на Донбассе принимает участие некий «Батальон им. Джохара Дудаева», куда входят представители группировки «Имарат Кавказ», многие командиры которой присягнули ИГИЛ.

Вообще связь северокавказских исламистов с украинскими «бандеровцами» является результатом давней работы западных спецслужб по формированию группировок для борьбы против России. Первой «ласточкой» этой деятельности была организация Дмитрия Корчинского «УНА-УНСО», воевавшая на стороне боевиков в Чечне против российских войск. Теперь к этому антироссийскому альянсу прибавилась гораздо более мощная сила в лице ИГИЛ.

Таким образом, США с помощью ИГИЛ и нацистов формируют большой пояс нестабильности на южных рубежах нашей страны, начиная с Приднестровья и Украины и заканчивая Дальним Востоком.

Российское присутствие в Сирии и возвращение Крыма с военно-морской базой черноморского флота в какой-то момент разорвали этот пояс, но тут же в игру активно вступила Турция, сбив 24 ноября 2015 года в небе над Сирией российский бомбардировщик Су-24.

Турецкая угроза

Совершенно очевидно, что трагедия с нашим самолётом не случайна. Настоящий перехват Су-24 (с отдачей приказа, выводом истребителей на взлетную полосу, подъемом в воздух, прибытием в точку назначения, всеми положенными предупреждениями) занял бы гораздо больше времени, чем те 17 секунд, которые потребовались турецкому F-16. Значит, нашу «сушку» поджидали в полной боевой готовности уже в воздухе. Также очевидно, что вполне ощутимые издержки, которые понесла Турция от российских санкций и свертывания совместных с Россией проектов, не покрываются никаким злорадным удовлетворением от уничтожения русского самолёта. Тут либо заказ, заранее обговоренный и щедро оплаченный. Либо весьма долгосрочные цели и интересы турецкой стороны. А возможно, и то и другое.

Цели ныне правящей турецкой элиты прослеживались в словах самого Эрдогана еще в бытность его на посту премьер-министра, когда на 10-м съезде тюркоязычных государств в 2006 году он начал рассуждать об историческом наследии тюркского мира, о необходимости его сплочения и мобилизации. А 31 марта 2014 года в эфире турецкого телевидения он выдал их полностью:

«Там (в Сирии — прим fariaf1), наши исторические земли, земли наших предков. Мы не позволим разделить земли, сохраненные ценой крови наших предков. Наш народ должен вернуться на путь османизма! Мы построим новую Турцию!»

Поскольку это объединение подразумевает не столько религиозные, сколько этнические основания, то в эту концепцию вполне укладываются все тюркские народности, живущие в рамках различных многонациональных государств, в том числе и России.

К этому добавляются соответствующие высказывания Эрдогана о Нагорном Карабахе, северном Кипре, к тюркской общине на Балканах. А также о необходимости «координации внешней политики тюркских государств». То есть совершенно откровенно речь идет именно о политическом воздействии (а не только об укреплении культурных связей) на все регионы с тюркским населением. И у Эрдогана есть конкретные рычаги для такого воздействия в соответствующих регионах России.

Так, в Татарстане, Башкирии, Чувашии, Бурятии, на Северном Кавказе, в Москве и Санкт-Петербурге работают турецкие проповедники радикальных исламистских течений и организаций. Например, движение турка Фетхуллаха Гюлена «Фетхуллахчулар» или организация «Сулейманджи», адепты которой выступают за создание «великой Турции», «распространяющей свое влияние на регионы Черноморского побережья России, Крым, Восточную Украину, Среднюю Азию, Кавказ и Поволжье».

В арсенале Турции также — поддержка радикальной части крымских татар в спайке с нацистскими батальонами современной фашиствующей Украины.

По сообщениям ИА Eurasia Daily от 21 марта и 4 апреля, уже сейчас в Херсонской области легально и с одобрения центральных властей Украины под эгидой «Крымско-татарского меджлиса» и под руководством М.Джемилева, Р.Чубарова и Л.Ислямова орудует «Исламский батальон имени Номана Челибиджихана». Батальон состоит из крымско-татарских реваншистов, турецких националистов из террористической организации «Серые волки», а также сирийских, арабских и афганских джихадистов. Курируют батальон турецкие спецслужбы. В начале мая Ислямов и вовсе заявил о необходимости создания «крымскотатарской армии», которая, по его словам, не будет бояться русских в отличие от украинского правительства, испытывающего страх «на генном уровне».

Турция не скрывает своей материально-технической помощи для борьбы с «российской агрессией» и более официальным структурам ВСУ. По данным агентства, последняя такая помощь заключалась в передаче Киеву 5 полевых госпиталей и обмундирования на $810 тыс.

Кстати, именно с подачи лидеров радикального Меджлиса М.Джемилева и Р.Чубарова, развернувших после крымского референдума информационно-пропагандистскую антироссийскую компанию, поддержанную киевской хунтой и турецким правительством, были введены западные санкции и обвинения России в «аннексии Крыма и нарушении прав крымских татар».

Стоит заметить, что наши власти видят эту угрозу. Так, 21 марта агентство ТАСС передаёт слова Секретаря Совета безопасности (СБ) РФ Николая Патрушева на выездном совещании в Ливадийском дворце о том, что власти Украины ставят целью создать «очаг гражданской нестабильности» в Крымском федеральном округе:

«На приграничных территориях со стороны Украины создаются экстремистские, националистические и военизированные формирования. Осуществляется транспортная, водная, продовольственная и энергетическая блокады Крымского полуострова. На антироссийской основе Киевом выстраиваются отношения с турецким политическим руководством. Цель всех этих действия — создать очаг гражданской нестабильности».

Дальше больше! 7 апреля, по данным ИА Eurasia Daily, в интернете были опубликованы фотографии служебных докладов СБУ за 2012-2014 гг., согласно которым Турция финансировала крымско-татарский «меджлис» с тем, чтобы «лидеры» крымских татар продвигали в Крыму нужные Турции политические решения и занимались сбором интересной для турецких спецслужб информации. Турецкое правительственное агентство ТИКА занималось финансированием и организацией деятельности различных конференций, программ обучения и средств массовой информации. Эксперты не исключают причастность лидеров «меджлиса» к турецкой разведке. Можно не сомневаться, что после присоединения полуострова к России все имеющиеся спецслужбистские турецкие сети сохранили свое влияние на полуострове, а некоторые, даже заручились поддержкой украинских властей. Например, ТИКА теперь уже не просто турецкое правительственное агентство, а официальный партнер правительства Украины.

К сожалению, отечественные СМИ слабо освещают тему турецкой угрозы для России, что может вызвать у граждан недопонимание таких ответных ходов, как закрытие турецкого направления туризма и отказ от турецких продуктов. Ещё слабее освещают такие важнейшие сюжеты, как война в Йемене и её подоплека.

Что там в Йемене?

Примерно год назад, 22 января 2015 скончался король Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель-Азиз Аль Сауд. В этот же день в Йемене ставленник саудитов президент Абд-Раббу Мансур Хади поспешил оставить свой президентский пост, официально подав в отставку. За ним в отставку последовало и всё правительство. Однако через день президент заявил, что передумал и уходить никуда не собирается. Но к тому времени все правительственные здания в столице Йемена Сане были уже заняты вооруженными формированиями йеменских шиитов-хуситов. К 6 февраля власть в Йемене окончательно перешла в их руки.

Не все остались довольны переходом власти в руки шиитов, представленных на севере Йемена объединением «Ансар-Алла». Самым радикальным антагонистом новой власти выступила «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП), ранее присягнувшая ИГИЛ, и суннитская партия «Аль-Ислах», имеющая поддержку у весьма влиятельных суннитских семей Йемена. Шииты-хуситы заручились поддержкой своего военно-политического покровителя за рубежом в лице Ирана, рассматривающего йеменских шиитов как составную часть движения Исламского Пробуждения.

Есть все основания полагать, что приход к власти в Йемене шиитов, не что иное, как глобальная спецоперация большого шиитского мира с Ираном во главе. Последующее за захватом столицы чрезвычайно эффективное наступление шиитов на юго-восток Йемена вынудило все дипломатические миссии западных стран срочно покинуть страну. Настороженная Саудовская Аравия также закрыла своё посольство и отозвала дипломатов. В срочном порядке ретировались присутствующие в регионе морские пехотинцы США, попутно «разобрав на винтики и разбивая молотками всё имеющееся вооружение», дабы оно не досталось хуситам.

Всем стало очевидно, что над полуостровом нависла угроза большой войны. Было создано «Национальное объединение по спасению Йемена», представленное в основном суннитскими партиями и расположившееся на юге страны, в Адене. Американскими военными был даже «случайно потерян» огромный запас оружия, стоимостью около 500 млн. долларов (!), который так старательно до этого «крушили молотками». Винтовки, пистолеты, бронежилеты, приборы ночного видения, 160 бронеавтомобилей «Хамви», 4 БПЛА, 4 вертолёта, 2 патрульных катера, 3 самолёта, больше миллиона патронов — всё это в одночасье досталось боевикам «Аль-Каиды». Саудовская Аравия начала подтягивать к границам Йемена свою армию. Но и шииты не тратили времени даром. По заявлениям телеканала Al Arabia 21 марта в йеменский порт ас-Салиф, подконтрольный шиитам-хуситам, вошло иранское судно «Шарман» со 180 тоннами военного вооружения на борту. Уже через четыре дня армия хуситов, численностью в 120 тыс. человек заняла Аден. Еще через день, 26 марта, страны Персидского залива и Саудовская Аравия начали военную операцию в Йемене.

В данной ситуации Запад оказался в очень двусмысленном положении. С одной стороны, открытая поддержка противников хуситов недопустима, поскольку бомбардировки позиций ополченцев сразу активизируют наступление «Аль-Каиды» и, как следствие, ещё большее прорастание террористов на йеменской земле. С другой стороны, переход власти в Йемене к шиитам-хуситам для Запада автоматически означает потерю одного из важнейших элементов в системе мировой экономической и политической власти в виде Баб-эль-Мандебского пролива и сопутствующего контроля за всем нефтеносным потенциалом Аравийского полуострова. Возможно, именно такой расклад стал причиной того, что Запад начал переговоры с Ираном по снятию с него санкций. Разыграв иранскую карту, западные представители, вероятно, надеялись «купить» позицию Ирана по йеменскому вопросу, а значит и по судьбе аравийской нефти и власти в южных морях.

16 января 2016 года санкции были окончательно сняты с Ирана, но уже 18 января отряды йеменского движения «Ансар Алла» и союзные им подразделения йеменской армии неожиданно атаковали позиции саудовских войск в районе Джебель Кула северной провинции Мариб. После пятичасового боя хуситы взяли высоты Джебель Кула под свой контроль. По ситуации на 18 апреля 2016 года, в Йемене пытались инициировать мирные переговоры, после официального начала перемирия в ночь с 10 на 11 апреля. Однако бомбардировки саудовской авиации срывают всякую возможность начала мирного процесса.

Стоит отметить, что йеменский конфликт очень похож на конфликт в Сирии тем, что и там, и там явно присутствуют как ИГИЛ, так и США. 26 октября на подконтрольных территориях саудитов в Йемене приземлилось четыре военных самолета, прибывших из Турции. На этих самолетах, по данным официального представителя ВС Сирии бригадного генерала Али Майхуба, в Южный Йемен были переброшены 500 боевиков ИГИЛ. По словам генерала Майхуба, боевиков вывезли для спасения от российских авиаударов. Позже, после очередного наступления йеменской армии среди наёмников из разных государств были уничтожены 42 наёмника из американской частной военной компании Blackwater (многократно менявшей названия). Всё это ещё раз подтверждает, что американцы и ИГИЛ тесно сотрудничают не только в Сирии, но и везде.

Успехи Йемена в войне против саудитов определяются не только поддержкой хуситов Ираном, но и давлением на Саудовскую Аравию её шиитскими провинциями. Крупные нефтеносные районы Саудовской Аравии в Восточной провинции, в провинции Наджран с шиитским населением, недвусмысленно тяготеют к йеменским шиитам. Уже создаются отдельные организации, захватывающие военные базы, населенные пункты и объявляющие о независимости и поддержке йеменских хуситов. И, если эр-Рияд не решит этих вопросов, Саудовская Аравия рискует взорваться от сепаратистских настроений.

***

Как видите, Россия нанесла удар по терроризму в Сирии отнюдь не в безнадежной ситуации, как пытаются представить некоторые пропагандисты из числа как бы «патриотов». Они и поющее с ними в унисон прозападное либеральное меньшинство не хотят признавать ни реальных масштабов ведущейся на Ближнем Востоке третьей мировой войны, ни реальных масштабов угрозы со стороны ИГИЛ, Турции и маячащих за ними США, ни важнейших позиций, приобретенных Россией в Сирии. Ни последовавшего за операцией ВКС усиления российского авторитета. В том числе в Европе, где многие прекрасно понимают, что избавление Сирии от ИГИЛ — это избавление Европы от беженцев, переправке которых активно способствует, кстати, всё та же Турция (и понятно, что дестабилизация Европы также входит в планы США).

Россия не могла не принять активного участия в событиях на Ближнем Востоке. Этот регион слишком важен для нашей страны ещё со времен Петра I, если не раньше. Более того, возможно, судьба мира решается сегодня именно там.


Специально для eotperm.ru

Комментарии

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
nkfedor
12 май, 2016 07:50 (UTC)
На мой взгляд, очень толковая статья Виталия Попова (fariaf1), в центре внимания которой — то, что автор называет «иными точками крайней нестабильности».

По поводу характера и результатов операции ВС РФ в Сирии можно было бы и подискутировать, принимая во внимание, что информационная «витрина» этой операции (в основе позиции автора, судя по всему, именно эта витрина) отражает далеко не все военно-политические аспекты действий российских вооруженных сил.

В том же, что касается, например, роли той же Турции в России или на Украине, а также стремительно развивающихся событий в Йемене, Афганистане, республиках Средней Азии, то предложенные автором оценки несомненно интересны, а главное, актуальны.
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Календарь

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   





































Профиль

Основной
svbr
Сообщество военных блогеров
Разработано LiveJournal.com