?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост



В пятницу, 1 июля, были опубликованы две аналитические статьи, посвященные одному и тому же событию — боевым действиям в районе так называемой «Светлодарской дуги». Одна статья — «Дебальцевская вспышка. Зачем украинская армия пыталась прорвать линию соприкосновения в Донбассе» Алексея Санина опубликована информационным агентством «Lenta.Ru». Другая — «Анализ событий на «Светлодарской дуге» от экспертов «ИС» — секцией «Альфа» близкой к командованию ВСУ группы «Информационное Сопротивление» (ИС).

Из содержания этих статей можно сделать вывод, что обострение оперативной обстановки на этом участке фронта, и, как следствие, вдоль всей линии соприкосновения противоборствующих сторон на Донбассе было спровоцировано именно украинской стороной. Что действия украинских силовиков, послужившие причиной этого обострения, в какой-то мере является продолжением и развитием тактики «ползучего захвата» стратегически важных высот и создания собственных опорных пунктов на нейтральной территории — в так называемой «серой зоне». Тактики, результатом которой явился захват украинскими вооруженными формированиями значительных территорий промзоны Авдеевки вблизи Ясиноватского блок-поста ДНР, а также стратегически важных высот в районе н.п. Ясное под Докучаевском. Тактики, которая украинскими военными экспертами характеризуется как наиболее эффективная в нынешних условиях противостояния на Донбассе. И юридически правомочной, поскольку-де Минскими соглашениями такой статус как «серая зона» никак не определен.

Итогом «битвы на Светлодарской дуге» по мнению некоторых, наиболее впечатлительных, «диванных наблюдателей» и «диванных аналитиков» являются потери с обеих сторон, исчисляемые десяткам, а то и сотнями погибших военнослужащих, что не может не провоцировать обостренный интерес к боевым действиям, развернувшимся 29 июня в районе населенных пунктов Логвиново и Лозовое. В то же время официальные источники — с обеих сторон — столь высокий уровень потерь, мягко говоря, не подтверждают. И вообще, официальные источники крайне скупы на какую-либо информацию о произошедшем.

Алексей Санин, автор статьи, опубликованной информационным агентством «Lenta.Ru», свои источники оперативной информации не раскрывает. Украинская же группа ИС предваряет свой анализ следующим замечанием:

«При анализе действия ВСУ использовались данные исключительно из открытых источников, при анализе действий противника — информация сети группы ИС».

В этой ситуации говорить о том, что обсуждаемые статьи содержат информацию, заслуживающую абсолютного доверия, не приходится. Особенно, если учесть тот факт, что группа ИС — один из наиболее серьезных инструментов Киева в информационно-психологической войне, а «Lenta.Ru» — оппозиционный Кремлю ресурс либеральной направленности, что едва ли способствует свободному доступу его авторов к актуальной информации, относящейся к ведению командования 1 и 2 армейских корпусов, представляющих вооруженные силы ДНР и ЛНР.

Тем не менее, и та и другая статья безусловно заслуживают внимания. В обеих статьях излагается «собственное» видение военной ситуации на Донбассе в целом и в районе «Светлодарской дуги» в частности.

Общая оценка ситуации

Характеризуя расстановку сил на момент начала боевых действий на «Светлодарской дуге» Алексей Санин приводит соображения, с которыми трудно не согласиться:

«Обе стороны конфликта маневрируют резервами непосредственно вблизи линии фронта, а на некоторых участках демонстративно «вкатываются» резервами друг в друга. Причем даже в очень удаленных от Дебальцево районах, например на направлении Докучаевск — Старогнатовка. Так называемая «Светлодарская дуга» — выдвинутый в сторону Дебальцево полукругом участок фронта примерно в тех местах, где зимой 2015-го замкнулся дебальцевский котел, не была слишком уж горячей точкой после последнего «водяного перемирия» в Минске. Традиционное для 2016 года отжатие нейтральной полосы активно шло чуть западнее — в авдеевской промзоне».

Обращая внимание на то, что по мнению многих ситуация в районе «Светлодарской дуги» аналогична ситуации в районе авдеевской промзоны и Ясиноватского блок-поста, Санин указывает на существенные, с его точки зрения, различия. По его мнению, «нестабильность под Авдеевкой была как бы заранее запрограммирована самой конфигурацией фронта»:

«В ВСУ никогда не скрывали, что считают это направление наиболее перспективным для нанесения удара, разрезающего оборону ополчения и фактически изолирующего Донецк. И неважно, что идея наступления через промышленную застройку, к тому же сильно разрушенную, а затем через густо населенные крупные города и села выглядит как минимум неостроумно. В ВСУ упорно держались за эту глубокую мысль, сосредотачивая в Авдеевке максимально возможную для них ударную группировку. На других направлениях тоже постоянно пытались организовать, так сказать, разведку боем. Правда, все быстро заканчивалось после того, как командование ВСУ поняло, что никакой локальной «перемоги» не получится, а подтягивать резервы и тяжелое вооружение не было ни сил, ни политической воли».

Алексей Санин настаивает на том, что «Светлодарская дуга» с возводимыми на ней укреплениями нужна Киеву для проведения масштабных наступательных операций:

«ВСУ несколько месяцев укрепляли этот участок фронта то ли для долгосрочной обороны, то ли для создания передовой базы, на которую можно было бы опираться в наступлении. Второе более вероятно. Строить укрепрайон, который в реальности ничего не укрепляет, — странная идея. Тем не менее всю весну бойцы только что сколоченной из остатков «героев Иловайска и Дебальцево» 54-й отдельной механизированной бригады трудолюбиво рыли на берегу водохранилища Углегорской ТЭС землянки и обкладывали их кругляком — необработанным лесом (лес, к слову, тут же валили топорами). Таким казачьим методом соорудили полосу окопов и блиндажей, частично обращенную к берегу водохранилища, частично — в степь рядом с ним».

Такая точка зрения на ситуацию — что в Авдеевке, что на «Светлодарской дуге» — действительно имеет место. Вместе с тем, сам характер боестолкновений, и, что тоже немаловажно, их интерпретация украинскими аналитиками, свидетельствуют о том, что возможна и другая точка зрения. А именно, основанная на том, что никаких серьезных операций ВСУ, с нанесением рассекающих ударов, изолирующих Донецк, не предвидится. И дело не в том, что у наступающих при этом возникнут значительные трудности с ведением боевых действий в условиях плотной городской застройки.

Дело, скорее, в том, что в этом случае ВСУ столкнутся с фактором «Северного ветра» или «второй линии», то есть всего того, что так или иначе может иметь отношение к регулярными частями Южного и Западного военных округов Российской Федерации. Возможность такой ответной реакции Кремля на широкомасштабное наступление ВСУ на Донбассе для военно-политического руководства Украины — не пропагандистский жупел, не информационный фантом, а физически ощущаемая реальность.

Собственно именно такая точка зрения просматривается в оценке экспертами ИС ситуации в районе «Светлодарской дуги»:

«Удержание самой «Светлодарской дуги» имеет смысл для украинского командования, по большому счёту, лишь по одной главной причине, которую мы указывали еще летом 2014-го года: именно из этого района, в случае принятия решения украинским высшим военным руководством о проведении широкомасштабных наступательных действий (что на данный момент представляется весьма сомнительным), можно оперировать силами и средствами для нанесения основных ударов по силам террористов как «ДНР», так и «ЛНР». В этом случае судьба всей кампании несомненно бы решалась в «четырёхугольнике» Дебальцево–Красный Луч–Шахтёрск–Енакиево. Для ВСУ установление контроля в том или ином виде над территорией в данном «четырёхугольнике» было бы ключом к взятию под свой контроль всех оккупированных территорий Донбасса.

Именно поэтому летом 2014-го года украинские войска стремились взять под свой контроль данный район, оперируя с южного и северного направлений одновременно. Овладение этим районом открывает целый ряд оперативных возможностей для дальнейших наступательных действий (очевидно, именно это и было одной из причин решения удерживать Дебальцевский плацдарм «до последнего» зимой 2014-2015 гг).

То, что мы наблюдаем сегодня в районе «Светлодарской дуги» – по сути, последствия этих в целом вполне адекватных планов «операторов» органов военного управления ВСУ, разработанных летом 2014-го, и которые обрушились с началом массового ввода на Донбасс подразделений ВС РФ и прорывом российских войск в районе Амвросиевки и юго-западнее Луганска в августе 2014-го. «Контрольный выстрел» российско-террористических войск по Дебальцевскому плацдарму зимой 2014-2015 гг окончательно «умертвил» эту красивую разработку
».

Означает ли сказанное готовность «хунты» капитулировать или просто смягчить свою позицию в отношении Республик Донбасса и их нынешнего руководства? Вовсе нет. Ни о каком смягчении и, тем паче, капитуляции речи не идет. Не просматриваются они даже в отдаленной перспективе. Очень похоже, что стратегия Киева — в затягивании конфликта, даже в его обострении, но лишь при том условии, что это обострение не даст повода Кремлю интерпретировать его как попытку Киева «решить проблему» Донбасса силовым методом.

Из оперативных сводок группы ИС следует, что практически во всех случаях «ползучей экспансии» украинских силовиков в «серой зоне» их целью является установление контроля над важными прифронтовыми коммуникациями ДНР. Так было и в случае Ясиноватского блок-поста (установление огневого контроля над трассой Донецк — Макеевка, и в случае захвата господствующих высот в районе поселка Ясное Докучаевского района (установление контроля над участком трассы Мариуполь — Донецк). В результате этих захватов не только существенно затруднилась переброска вдоль линии фронта военной техники и личного состава ВС ДНР, но и созданы значительные препятствия для перемещения как гражданских грузов так и населения прифронтовых районов ДНР. А это, в свою очередь, не могло не стать источником напряженности политической ситуации, складывающейся в ДНР. И было бы странно, если бы украинские «бойцы гибридной войны» не попытались воспользоваться этим обстоятельством.

Как бы полемизируя с Саниным в вопросе о сходстве и различиях ситуации в районе Авдеевки и «Светлодарской дуги», эксперты ИС отмечают:

«На протяжении последних месяцев события на участке от Светлодарска до Новозвановки (район Попасной) развивались достаточно интенсивно. Главной причиной этому была активная оборона украинских войск на данном участке. Более того, в некоторых случаях украинские войска не только оборонялись, но и «вклинивались» в так называемую «серую зону», постепенно оттесняя формирования ВС ДНР и ЛНР к югу».

За несколько месяцев до описываемых событий

Период, предшествовавший интересующим нас событиям Алексей Санин описывает не без иронии:

«Выгруженные на светлодарскую дугу 54-я и 58-я бригады до этого более полугода провели в тылу, где, по задумке командования, должны были отдыхать и тренироваться по программе НАТО. Но если 58-я, собранная из двух разбитых еще у Лутугино батальонов и бывшего территориального батальона «Винница», действительно какое-то время провела в Яворове на сборах, то 54-я занималась непонятно чем. В конце концов обе бригады перевели в Артемовск в старые казармы у подземного склада боеприпасов, а затем поротно рассредоточили по всей линии соприкосновения».

Говоря о расположении ВС ДНР и ЛНР в районе, прилегающем к Светлодарской дуге, Санин обращает внимание на то, что что основные силы Республик были сосредоточены у Дебальцева, а также на тот факт, что «в направлении Углегорска, у Лозового» огневых средств было недостаточно

«Ополченцы республик Донбасса в степи окопы не рыли в связи с минским переговорным процессом. Первая линия обороны проходила и проходит примерно по тем холмам севернее и северо-западнее Логвиново, где замкнулся дебальцевский котел. Основные же силы отведены непосредственно к Дебальцево. На флангах дуги значительное прикрытие оставалось у Санжаровки и Калиновки, а также в направлении Углегорска, у Лозового, но там как раз сказывался недостаток огневого прикрытия, который был не заметен, пока ВСУ не перешли в наступление».

Эксперты группы ИС, анализируя действия ВС ДНР и ЛНР, склонны считать, что планами командования вооруженными силами Республик предусматривалось проведение локальных операций в районе «Светлодарской дуги»:

«Со стороны последних наблюдалось весьма отчётливое желание взять под свой контроль Углегорскую ТЭС (н.п. Светлодарск), или, по крайней мере, прижать украинские войска к «межозёрному дефиле» в ключевом пункте всей системы обороны украинских войск — н.п. Луганское, и таким образом не только обезопасить свою главную рокаду между «ЛНР» и «ДНР» в районе Дебальцево, но и создать, в свою очередь, угрозу захвата н.п. Бахмут».

Более того, по их мнению, вооруженные силы ЛНР предприняли ряд действий, которые могли бы быть расценены как отвлекающий маневр:

«Совершенно не случайно, в связи с этим, ВС ЛНР резко активизировались в районе южнее Попасной, от Новозвановки до Рассадок, пытаясь изобразить свою «заинтересованность» в направлении севернее Мироновского водохранилища и таким образом отвлечь часть резервов сил АТО с вершины «дуги» на её левый фланг, одновременно активно нанося удары по передовым позициям украинских войск в районе Луганского и Светлодарска, одновременно уплотняя свои боевые порядки на участке между Гольмовским и Лозовым. Отсюда и активное применение противником артиллерии и бронетехники на данных участках в последнее время».

В условиях непрекращающихся взаимных обстрелов и ожесточенной «войны малых групп» — в том числе с использованием бронетехники — вокруг Горловки принять меры по уплотнению боевых порядков — дело святое. Необходимое в условиях, когда противник «вклинивается в так называемую «серую зону», постепенно оттесняя формирования ВС ДНР и ЛНР к югу». Было бы странно, если бы такие мероприятия командованием ВС ДНР и ЛНР не осуществлялись. Что же касается «весьма отчётливого желания командования ВС Республик взять под свой контроль Углегорскую ТЭС, то это не более чем плод буйной фантазии экспертов. Ибо никаких доказательств тому они не приводят. И едва ли смогут привести. Однако именно на подобных допущениях строится их обоснование того факта, что «битва на Светлодарской дуге» была спровоцирована армейскими подразделениями Республик. Эта атака (едва ли не наступление) силами батальонной тактической группы (БТГ) описывается экспертами ИС красочно и в подробностях (как тут не вспомнить отсылку к информационной сети ИС — основному источнику информации о действиях ВС ДНР/ЛНР!):

Кто первым начал?

«В последние двое суток главные события развернулись на участке между н.п. Лозовое и Нижнее Лозовое по обеим сторонам трассы Е40. Поняв, что интенсивные огневые налёты, включая схемы «танк+миномёты» и «БМП+миномёты», а также действия пехотных групп боевиков при поддержке минометов и станковых гранатометов, оказывают на стоящие в обороне украинские войска минимальное воздействие, боевики решили резко нарастить усилия. Тем более, что противостоящая им на этом участке 54-я отдельная мотопехотная бригада ВСУ (а тем более, на стыке двух её батальонов) не могла считаться «серьёзным противником» по «данным военной разведки ДНР».

Скрытно подтянув артиллерию (4-х батарейный дивизион) и усилив свои передовые подразделения (в основном из состава 7-й «отдельной мотострелковой бригады оперативного командования «Донецк», оно же – «1-й АК ДНР»), доведя таким образом численность ударной группы до уровня БТГ, ВС ДНР решили одним коротким, но мощным ночным ударом отбросить силы АТО к их первоначальным укреплениям в районе южнее Луганского.

Однако «военная разведка ДНР» сильно ошибалась, низко оценивая боеготовность 54-й омпбр ВСУ. Боевики, очевидно, формировали свои «разведсводки» исключительно на основе внешних наблюдений, когда на передовой силы АТО в этом районе передвигались в основном на «мобилизованной» технике (в сводках «разведки ДНР» фигурировал, по нашим данным, термин, «военный колхоз»). В реальности оказалось, что бригада ВСУ обладает и бронетехникой, и серьезным потенциалом огневых средств, «разрешенных» Минскими соглашениями.

Ввиду этого выдвинувшаяся из-за пологого поворота трассы Е40 ударная группа противника (до двух рот с танковым взводом и до десятка ББМ), с исходной позиции в районе между н.п. Нижнее Лозовое и Логвиново, тут же попала под плотную огневую обработку сил АТО с замаскированных и оборудованных позиций. Одновременно подразделения ВСУ, разделившись на две подгруппы, нанесли удар по остановившейся ударной группе противника с двух сторон, перенося удар в ее тыл (фактически — по опорному пункту боевиков, который прикрывал её левый фланг). Характерно, что в это же время артиллерия противника нанесла огневые удары по собственной ударной группе и опорному пункту. Под ударами украинских войск и «дружественного огня» ударная группа противника отошла, а «освободившиеся» позиции заняли силы АТО (те самые «стратегические высоты», о которых так много говорили в соцсетях, хотя термин «стратегические» мы бы в данном случае не использовали)
».

Что здесь важно.

Во-первых, сказано, что «силы АТО» некогда (надо думать в феврале 2015 года, после ликвидации дебальцевского котла ) занимали укрепленные позиции «в районе южнее Луганского». А к 29 июня 2016 года — другие позиции, занятые в процессе «просачивания» в серой зоне. Поэтому нельзя исключить того, что ВС ДНР предприняли попытку атаковать эти «новые» позиции. Более того, скорее всего таких попыток было немало в предшествующие дни и месяцы. Именно такую картину можно наблюдать везде, где в «серой зоне» той или иной стороной были захвачены «новые» позиции.

Во-вторых, нельзя не обратить внимание на присутствующие в тексте характерные выражения «тут же попала под плотную огневую обработку сил АТО», «Одновременно подразделения ВСУ, разделившись на две подгруппы, нанесли удар». Дело происходит, как можно понять из описания, ночью. Как в таких условиях можно оценить силы противника, не очень понятно.

Понятно другое. Если украинские силовики спланировали операцию, целью которой было, конечно же не Дебальцево, а те высотки, «о которых так много говорили в соцсетях», для овладения которыми сил одной ДРГ было мало, то какое-то обоснование операции более крупной, чем в промзоне Авдеевки и у поселка Ясное надо было придумать.

Не потому ли возник этот образ «почти БТГ», пытающейся «коротким, но мощным ночным ударом отбросить силы АТО к их первоначальным укреплениям в районе южнее Луганского». Почему бы не предположить, что на самом деле в этом районе пыталась произвести некие действия обычная малая пехотная группа ВС ДНР, действующая под прикрытием какой-нибудь пары легкобронированных машин, как это практикуется сплошь и рядом в той же авдеевской промзоне, у Марьинки и т.п. (читайте сводки той же ИС!). Есди появление такой группы было вполне ожидаемым, то не важно, как и кто ее обнаружил и где именно вступил с ней в огневой контакт. Важно, что «подразделения ВСУ, разделившись на две подгруппы», нанесли некий удар (якобы по группе) с двух сторон, перенося удар в тыл («фактически — по опорному пункту боевиков»). Но тогда можно считать, что весь эпос, касающийся «ночной атаки почти БТГ» ВС ДНР — не более чем «отмазка» неспровоцированного локального наступления ВСУ.

Ход боя

Описание начала боя группой ИС не так уж разнится от описания, предложенного Алексеем Саниным, полагающим, что в этой операции участвовали подразделения как 54-й, так и 58-й бригад ВСУ. И это описание выглядит вполне правдоподобным:

«Принципиально новой тактики обе бригады ВСУ не продемонстрировали, если не считать того, что в первой линии и в качестве разведки погнали бойцов бывшего ДУК «Правый сектор» (запрещенного в России). На рассвете две ротные группы 54-й бригады, одна рота 25-го батальона и рота 58-й бригады атаковали передовые позиции 7-й отдельной бригады 1-го корпуса ополчения сразу на пяти участках. Самое слабое звено — блокпост севернее Логвиново — был сходу сбит с позиции «правосеками», которые при этом понесли неожиданные для себя потери. Тогда, кстати, и погиб воевавший в рядах ПС оперный певец Василий Слипак и еще несколько человек с ним рядом (в ВСУ очень скупо делятся данными о потерях за 29 июня, а общая цензура пока не позволяет уточнить некоторые детали, хотя общий порядок цифр ясен). А вот постоянно оборудованные позиции северо-западнее Логвиново с места не сдвинулись. 54-я бригада уперлась в эту стену и запросила артиллерию. То же произошло и в районе Санжаровки и Калиновки. И тут же стало понятно, что ВСУ не собираются заходить в населенные пункты, а постараются их изолировать друг от друга и окружить мелкими группами».

Это тактика, с точки зрения Санина, выглядит довольно странно:

«Основные силы обеих бригад из Светлодарска не выдвинулись, резервы в Артемовске как стояли на месте, так и продолжали стоять. Как командование рассчитывало силами пяти рот неполного состава занять восемь квадратов территории и удерживать в окружении четыре крупных села — непонятно. Пройдя 4-5 километров «серой зоны», ВСУ объявили, что «продвинулось вглубь обороны противника», хотя это была нейтральная территория».

И далее:

«Совершенно очевидно, что все эти ротные группы, превращенные по сути в нечто среднее между крупной диверсионно-разведывательной группой (ДРГ) и штурмовым отрядом, должны были пробить коридоры между населенными пунктами и ждать подкрепления, если дело выгорит. Оборонительная позиция ополченцев была бы рассечена, и им пришлось бы либо оставить Логвиново, Лозовую и Калиновку с угрозой для Дебальцево, либо идти в контратаку».

Хотя, что в этом удивительного? Все становится на свои места, если допустить, что цели ВСУ были куда более скромными. Впрочем, об этом же говорит и сам Санин:

«Единственный успех — захват двух высот примерно в 2,5-3 километрах от Углегорска силами 58-й бригады. На равнине это довольно серьезно: оттуда можно простреливать сам Углегорск, а также Логвиново, Лозовую, Калиновку».

И дело не в том, что уже к полудню украинское наступление выдохлось, и не в том, что «ни к одному из населенных пунктов ВСУ даже не приблизились».

Важно другое. К двум часам дня, сообщает Санин, на помощь зависшим на высотах двум ротам 58-й бригады двинулась танковая рота. Но эта — с точностью до использования бронетехники — привычная тактика ВСУ при захвате объектов в «серой зоне». Внезапное проникновение в «серую зону» сравнительно небольшой пехотной группы, затем — ее усиление артиллерией и бронетехникой.

Возможно, в этом бою командованием ВС Республик был учтен опыт предыдущих, надо заметить, небезуспешных, захватов украинскими военными важных высот и развертывание ими опорных пунктов. Факт выдвижения танковой группы в сторону высот, захваченных подразделениями 58-й бригады, судя по всему, тоже послужил «отмазкой», на этот раз уже для ВС ДНР, открывших «ответный огонь из тяжелого калибра» и приступивших к проведению мероприятий, по изоляции противника, проникнувшего в «серую зону»:

«В район Углегорска направили подкрепление, ввели там прифронтовой режим, блокировали все дороги, зачистили транспорт. Еще через час украинские части стали достаточно беспорядочно отступать. Приказы отойти на прежние позиции, то есть, к Светлодарску и укрепрайону, поступали еще с полудня, но были технически невыполнимы, поскольку все украинские ротные группы втянулись в ближний бой и лежали на земле, не поднимая головы. А отступая, они попали под артиллерийский огонь, который был перенесен вглубь украинских позиций, что предвещало контрнаступление. ВСУ в ответ открыли огонь из всех калибров.

Высказывается мнение, что вылазка ротных групп должна была спровоцировать контрнаступление сил ополчения, которые попали бы в чистом поле (на тех самых 4-5 километрах нейтралки) под украинскую артиллерию. Якобы именно такие тактические приемы предлагают инструкторы НАТО на полигоне Яворов. Монголо-татарский прием — заманить отступлением. Насчет инструкторов — сомнительно, они не любят ближний бой, особенно на открытой местности, и склонны чуть что вызывать авиацию. Этому и учат всех своих подопечных. Но как замысел командования ВСУ — вполне возможно. Иначе зачем почти восемь часов держать свои роты в совершенно безнадежной ситуации?

Если наступление затевалось с целью отжать нейтралку и улучшить свое тактическое положение, то зачем такие сложности, столько народу и техники? Можно предположить, что двум бригадам ставилась более масштабная задача, но командование не рассчитывало на столь жесткое сопротивление, оказанное даже на первой линии обороны ополчения
».

Зачем все это затевалось и чем все закончилось

Рискну предположить, что «более масштабная задача» двум бригадам ВСУ не ставилась.

Целью были те самые высотки, проникновение в «серую зону» на глубину до 5 км. И все. Почему же, в таком случае, и само наступление, и ее информационное сопровождение оказались столь масштабными? По мнению Санина, несоразмерными самой задаче? Скорее всего, командование ВСУ учитывало, что этот «отжим нейтралки» для командования ВС ДНР и ЛНР может оказаться категорически неприемлемым (сколько можно?!), и для того, чтобы он, тем не менее состоялся, требовалось больше сил. Но тогда возникает другой вопрос. Если цена «отжима» резко возросла, то стоила ли овчинка выделки? Тем более, что практика показала: издержки ВСУ оказались — по факту — существенно выше приобретений.

Да, командование ВСУ, спланировавшее эту операцию, рассчитывало на фактор внезапности. Отчасти это удалось. Был достигнут определенный психологический эффект — в Дебальцево, сообщает Санин, «воцарилась нервозная обстановка, мэру города Александру Рейнгольду даже пришлось выпускать специальное обращение о том, что Дебальцево ничто не грозит, а слухи распространяют провокаторы». Но возможно было здесь и другое — желание поднять планку эскалации боевых действий в «серой зоне». Если бы операция ВСУ завершилась успехом и при этом Киеву это сошло бы с рук, это выводило бы противостояние на Донбассе на новый виток.

И в этой связи, как нельзя кстати, — итоги событий дня 29 июня, которые подводит Санин:

«На пике боя, где-то в районе 14:00 29 июня, в движение пришел весь фронт. Тяжелым обстрелам подверглась Горловка и окрестности (Зайцево, Озеряновка), вновь разгорелись боестолкновения в промзоне в Авдеевке, причем инициатива на этот раз была у ополченцев. ВСУ обстреливали окрестности Ясиноватой — там, где весной они успешно отжали значительную часть нейтралки. Огневым налетам подверглись северные и восточные районы Донецка, аэропорт и Спартак. На южном участке фронта наблюдалось встречное движение резервов по линии Докучаевск — Старогнатовка. А это всегда опасно, поскольку и военных республик, и подразделения ВСУ на этом направлении подняли по тревоге, четких приказов не было, а противник для ополченцев, например, просматривался только в районе Старогнатовки, что могло привести к встречному бою. Весь фланг фронта у Мариуполя полыхал с полудня, причем в Докучаевске и Коминтернове есть жертвы среди мирного населения.

Все балансировало на грани большой войны. Но катастрофическое развитие событий к вечеру было остановлено. В том числе при помощи российских офицеров. Как рассказали в Минобороны ДНР, отхода ВСУ на ранее занимаемые позиции добились российские представители в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК) в ходе переговоров с украинской стороной. Однако же общий политический фон происходящего сейчас гораздо хуже, чем это было при всех предыдущих обострениях конфликта. Уже не только официальные представители киевской власти (например, спикер Верховной Рады Андрей Парубий) открыто заявляют о невозможности продолжения переговорного процесса как раз из-за невыполнения пункта о прекращении огня, но и международная дипломатия готова расписаться в своем бессилии. Так, помощник генерального секретаря ООН Иван Шимонович сообщил, что «существует серьезный риск возобновления крупномасштабных боевых действий».

Выглядит несмешным анекдотом тот факт, что весь день 29 июня в Минске как раз заседала подкомиссия по безопасности и даже договорилась о разделении противоборствующих сторон у двух населенных пунктов в Луганской народной республике (ЛНР). Один из них — село Петровское в Старобешевском районе — находится всего лишь километрах в пятидесяти от того места, где в это же время шли ожесточенные бои. Да, никто не отменял и сложных политических игр вокруг выборов в ЛДНР, изменений в Конституции Украины и даже в геополитике. Но военная логика на тактическом уровне живет и развивается самостоятельно и вполне может похоронить любые политические расклады и сложносочиненные дипломатические планы одним метким выстрелом. Что, похоже, и происходит
».



Добавить в друзья: | ЖЖ | твиттер | фейсбук | ВК | одноклассники | E-mail для связи: gnktnt@gmail.com

Метки:

Календарь

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   





































Профиль

Основной
svbr
Сообщество военных блогеров
Разработано LiveJournal.com