?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост



Интересное мнение зарубежного аналитика о современном состоянии американских сухопутных сил, дополненное нашим комментарием. Статья переведена специально для СВБР.

24.08.2016
Ничто не фокусирует ум так, как страх. И ничто сейчас не занимает умы американских военных стратегов так, как опасение оказаться в условиях большой войны в ближайшие пять лет. Они понимают, что в обозримом будущем придется воевать с террористами и мятежниками, однако больше всего их волнует возможность вступления в полномасштабный вооружённый конфликт с применением обычных видов оружия, например, с Россией в Восточной Европе, или Ираном на Ближнем Востоке, или Северной Кореей в Северо-Восточной Азии. А, возможно, и со всеми тремя одновременно.

Сейчас у Вашингтона нет большой охоты к ведению новых войн, однако у руководства страны может не остаться выбора, если вышеуказанные страны будут насаждать свою волю соседним государствам с применением силы. Неважно, будут ли это подрывные диверсионные действия или открытое вторжение, США вынуждены будут ответить, так как успех нападающих значительным образом изменит глобальную политическую карту мира в ущерб американским интересам.



Бронетранспортер «Страйкер» (Stryker) Армии США, разработанный компанией Дженерал Дайнемикс (General Dynamics), с успехом использовался в ходе боевых действий в Ираке и Афганистане, однако в случае вооруженного противостояния с ВС России ему потребуется более мощная пушка и улучшенная защита днища W-образным бронекорпусом для рассеивания энергии взрыва (данные из Википедии).

Военные планировщики Армии США опасаются, что их ведомство в достаточной степени не готово ни к одному из представленных вариантов обстановки, и менее всего – к развитию более чем одного из них одновременно.
Дело не только в том, что численность сухопутных войск в Европе и Азии была сокращена, так как в обеспечении региональной безопасности Вашингтон стремился больше полагаться на военно-воздушные и военно-морские силы. Еще важнее то, что инвестиции в новые технологии для ведения наземных операций сейчас на спаде. Весь бюджет Армии США на развитие и производство нового оборудования – от танков и ракет до гаубиц и вертолетов – составляет только два дня из общего годового федерального финансирования (путем несложных вычислений получилась сумма примерно в $22 млрд, прим. переводчика).

Уровень расходов невероятно низок. На закупку колесных и гусеничных бронемашин Армия в год тратит меньше, чем компания Дженерал Моторс выручает в продажах за неделю. Бюджетный запрос средств Армии на закупку вертолетов составляет $3,6 млрд, примерно столько по нынешним меркам тратится из общего федерального бюджета страны за восемь часов, но эти деньги ориентированы в основном на модернизацию винтокрылых летательных аппаратов еще рейгановских времен, так как Армия не может позволить себе закупить новые машины. Бюджет на производство и закупку боеприпасов ($1,5 млрд) составляет не более того, сколько американцы тратят в год на фейерверки (около $1 млрд).

Таким образом, высокие военные начальники не преувеличивают, когда говорят о том, что крупные программы модернизации не предусмотрены ранее следующего десятилетия. Проблема в том, что они ожидают начала полномасштабной войны уже в этом десятилетии. Собственно, она может начаться уже завтра. Сократив численность военного персонала на действительной службе на 100 тыс. человек со времен войны в Ираке, когда численность сухопутных сил была максимальной, Пентагон намерен выйти на минимальный уровень 450 тыс. человек, необходимый для ответа на непредвиденные угрозы за рубежом. (По данным Википедии на 2016 год численность сухопутных сил составляет 475 тыс. чел. на действительной службе, прим. переводчика). Также военные стратеги стараются поддерживать высокий уровень подготовленности своих ВС. Однако эти цели достигаются путем сжатия финансирования на оружие и амуницию.  

Существуют разного рода заоблачные планы по «рекапитализации» стареющих боевых систем, но если большая война стала делом ближайшей перспективы, то Армии необходимо сосредоточить усилия на латании дыр там, где это можно сделать быстрее всего. Вот несколько ярких тому примеров. В настоящее время в значительной степени истощены запасы высокоточных управляемых боеприпасов, и при существующем уровне финансирования их пополнить нельзя. Увеличение бюджета на производство и закупку боеприпасов хотя бы на несколько часов общего федерального годового финансирования (то есть чуть больше чем на $900 млн, если увеличить на 2 часа, прим. переводчика) могло бы помочь отразить угрозу, которую военные руководители уже видят на горизонте.

Другая инициатива, не терпящая отлагательств, заключается в обеспечении Армии так называемыми комплексами активной защиты танка и транспортеров для перевозки личного состава, так как данные боевые средства будут задействоваться на передовой линии в конфликтах ближней перспективы в Европе или где-либо еще. Комплексы активной защиты дополняют броню и военную авиацию в обороне танков, перехватывая приближающиеся противотанковые снаряды до их контакта непосредственно с поверхностью боевых машин. В таких комплексах, как например система «Квик Кил» (Quick Kill), производства компании Рейтеон, используются радиолокаторы и снаряды с высокими кинетическими характеристиками для обеспечения доступной обороны на 360˚ даже от целей, атакующих сверху, без нанесения сопутствующего ущерба дружественным силам.

Еще одним шагом в сторону ускорения наращивания возможностей Армии можно предложить, например, установку на днище бронетранспортеров «Страйкер» W-образного бронекорпуса для рассеивания энергии взрыва, а также оснащения более мощными пушками «Страйкеров», развернутых в Европе. При этом не хватает денег, чтобы модернизировать все подобные БТР в войсках. Также в Армии недопустимо медленно идет развертывание улучшенных тактических систем связи, таких как Войсковая информационная сеть тактического уровня (Warfighter Information Network – Tactical), ее внедрение необходимо ускорить.

Более быстрое внедрение подобных систем поможет Армии справиться с уязвимостью к кибератакам в будущих войнах, так как они создаются с возможностью быстрой и несложной модернизации функций обеспечения безопасности. Армии также требуется восстановить свои возможности в сфере радиоэлектронной борьбы и ПВО – областях, в которых было допущено серьезное ослабление за десятилетие ведения боевых действий с боевиками нерегулярных сил. Сегодня даже такой противник умеет глушить сигналы GPS и использовать гражданские серийные дроны для наблюдения и разведки. Так что только представьте себе, на что способны противники вроде России и Ирана.

Факт в том, что со времен событий 9-11 Армия США воевала с врагом, который значительно отличается от тех гораздо более боеспособных противников, с которыми США могут столкнуться в ближайшем будущем. Таким образом, Армии требуется больше денег, чем ведомство получает от Конгресса сейчас, для того, чтобы как можно быстрее произвести необходимые инвестиции в те области, где они требуются больше всего. Перемещение денег внутри уже установленного и недофинансированного бюджета ничего не даст. Армии нужны дополнительные средства для скорейших закупок необходимого оборудования, и не только для того, чтобы избежать поражения в возможном предстоящем конфликте с Россией, Ираном или Северной Кореей, но и для того, чтобы сдерживать агрессию и, таким образом, сделать большую войну менее вероятной.
______________
Лорен Томсон, постоянный автор Forbes в рубрике «национальная безопасность», обычно рассматривает данную тему в ее экономическом и бизнес измерении. Издание оговаривается, что мнение автора и редакции может не совпадать.
Автор имеет научные степени (магистерская степень в госуправлении и бакалавриат в политологии), работал в качестве преподавателя в  университетах Джорджтаун и Гарвард, а в настоящее время занимает достаточно высокий пост (управляющий директор) в скромной некоммерческой аналитической организации Лексингтонский Институт, который получает финансирование от таких частных военных корпораций, как Боинг, Локхид Мартин, Рейтеон, в чем автор сам честно признается на сайте издания.
Таким образом, в популярных публикациях автора несложно проследить восхваление таких военных проектов, как универсальный истребитель F-35 (детище Локхид Мартин), и ратование за дальнейшее развитие таких систем, как ПРО США GMD (Боинг, Рейтеон).

________

Есть такой документ на сайте Департамента обороны США (ну министерства по-нашему), небольшая справочка по оборонному бюджету США на 2017 финансовый год. Там на 7 страницах дается общая информация по принятому бюджету, и коротко освещаются ключевые моменты и изменения.

Само по себе интересно, что американцы планируют покончить с практикой секвестра военного бюджета начиная с 2018 года, а это значит, что общий объем у них снова начнет разрастаться и перевалит далеко за 600 млрд (в 2017 году запланировано 524 млрд в базовой части и еще 59 млрд на военные операции за рубежом).

Ну, а применительно к нам интересно то, что в 4 раза по сравнению с бюджетом 2016 года увеличены расходы на президентскую программу «Инициатива по обеспечению безопасности в Европе», которая прямым текстом описывается как сдерживание и противодействие российской агрессии. И в списке стратегических вызовов Россия на втором месте после мирового терроризма. Таким образом, всего на борьбу с российской угрозой «в Восточной Европе и по всему миру» в 2017 году выделят более 3 млрд долларов (точная цифра $3,4 млрд по данным того же Департамента).

Деньги планируется потратить на постоянное дислоцирование армейской бригады в Центральной и Восточной Европе, проведение дополнительных учений, а также развертывание дополнительного военного оборудования. Также планируется осуществлять целевые инвестиции в  развитие перспективных сил и средств для сохранения превосходства в обычных видах вооружений «над такими близкими к равным соперниками как Россия».

Там и про переориентацию Армии США на возможное участие в полномасштабных военных конфликтах говорится.

Вот так, пожелания мистера Томсона Армии США наращивать мощь имеют вполне конкретную реализацию, может быть, пока не такую масштабную, но это пока.


Метки:

Комментарии

( 3 комментария — Оставить комментарий )
zl0bster2
30 авг, 2016 08:52 (UTC)
Модернизировать "Страйкера", это конечно хорошо, денег можно попилить навалом, хоть в часах от общефедерального бюджета меряй, хоть в миллиардах. Только ему это всё равно не поможет при его убогости.

А насчёт закупок нового проблема та же. Пусть покупают Ф-35 - даже американского бюджета не хватит чтобы их реально нужное количество купить.
gorka_5
30 авг, 2016 09:28 (UTC)
Кстати, автор - большой апологет F-35, и в одной своей статье (http://www.forbes.com/sites/lorenthompson/2016/08/08/five-ways-the-f-35a-fighter-totally-transforms-air-warfare/2/#63d3da363ad5) утверждает, что этот самолет в варианте A в большой серии будет стоить не больше 85 млн за штуку.
Сергей Николаев
30 авг, 2016 12:34 (UTC)
F-35
Всё же, вне зависимости от уровня готовности самого самолёта к войне, что сейчас стало о нём понятно, т.е. может ли его сбить российская ПВО, например 300? Мало ли, что он "может быть виден радаром", сбиваем ли он штатными средствами? Если с этим сложно, то он представляет реальную угрозу. Вот и всё...
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Календарь

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   





































Профиль

Основной
svbr
Сообщество военных блогеров
Разработано LiveJournal.com