?

Log in

Предыдущий пост | Следующий пост



Цусимское морское сражение русского флота с японским, произошедшее в Русско-Японскую войну, 27-28 мая 1905 года по новому стилю, является нарицательным именем полной неудачи. Это горькая страница нашей истории, тем более, что ошибки, приведшие к поражению, мы видим и спустя более 100 лет. Но великие народы без страха смотрят на свои поражения, признают и анализируют их, что делает их сильнее.

В данном материале мы постараемся как можно подробнее разобраться в причинах Цусимской трагедии на всех уровнях - от государственной политики Российской Империи до технического состояния снарядов - её роли в нашей истории. И проведём некоторые параллели с сегодняшним днём.

Начали.




Политическая ситуация, приведшая к Русско-Японской войне 1904-1905 гг.

К началу ХХ века в Российской Империи сформировался класс буржуазии, претендовавший на ведущую роль в образовании политики страны, стремившийся оттеснить главную на тот момент опору государства - дворянство. Развивающийся с середины ХIX столетия, особый толчок он получил в период освоения Средней Азии. Оказалось, что на востоке есть множество выгодных рынков сбыта, не охваченных европейскими производителями. Влияние русских предпринимателей распространялось всё дальше на юг и восток - северный Афганистан, северный Иран, северо-восточный Китай. В это же время европейские колониалисты стремились получить для себя выгодные условия в слабом и отсталом Китае - англичане, немцы, французы и японцы захватили в нём приморские колонии, откуда налаживали выгодный им товарооборот. Российская империя подоспела едва ли не концу дележа территорий в Юго-Восточной Азии, играя на противоречиях между Китаем и Японией. Япония претендовала на освоение Кореи и Ляодунского полуострова, Китай стремился заручиться поддержкой России. Однако, наши царские дипломаты сделали несколько странных манёвров - предали китайцев и кинули японцев, в результате чего у России появилась вассальная территория Маньчжурии, названная Желтороссией, арендованный незамерзающий Порт-Артур, но при этом были испорчены отношения с китайским союзником, занявшим выжидательную позицию, и с японским конкурентом.

Здесь стоит отметить парадоксальность и неумеренность русских дипломатов, министров и самого царя. Было ясно, что конфронтации с Японией не избежать, однако, будучи ещё совсем неготовыми к войне, русские высокомерно намекали японцам о том, что нацелены на победу.

Подготовка сторон к боевым действиям на море.

"Победа любит подготовку" - эта фраза была явно не знакома российским чиновникам от флота и руководству страны.

Для Тихоокеанского флота были заложены корабли по программе 1898 года, окончиться строительство должно было в 1904-1905 гг., о чём японцам было известно - например, японскому послу демонстрировали едва начатые броненосцы на верфях. Часть заказа из-за слабости промышленности вообще и кораблестроительства в частности, было размещено за рубежом. При этом чиновники Морского ведомства неоднократно вступали в сговор с зарубежными верфями, делили средства (ситуация с "Мистралями" ничего не напоминает?), результатом чего стали устаревшие корабли, за которые переплатили. Лейтенант Шмидт писал об этом следущее:
«Пребывание в Либаве в течение 8 месяцев, во время приготовления эскадры Рожественского, ярко осветило мне те язвы бюрократического режима, которых я не мог видеть в коммерческом флоте. Я видел, что в этом страшном механизме поощряется все, кроме честной работы. Я видел, куда идут кровавым потом добываемые миллионы, и мне стало отвратительно участвовать в нем».

Лейтенант Пётр Шмидт. 1900-е.


Из построенных за рубежом кораблей, лишь часть удовлетворяла современным требованиям. Таким был, например, бронепалубный крейсер "Варяг", построенный в США, хотя и с некоторыми недостатками, вроде отсутствия бронещитов, защищающих прислугу орудий в бою.

Крейсер "Варяг". Хорошо видно орудие главного калибра, не защищённое бронещитом.



Япония так же разместила часть своего заказа на постройку флота за рубежом. При этом соблюдала режим секретности, из-за чего окончание программы и готовность японского флота уже в 1903 году стало для России неприятным сюрпризом. Одна из ведущих кораблестроительных держав - Великобритания - вела против России политику сдерживания, в результате чего корабли для японцев были выстроены по последнему слову техники, вдобавок, значительное количество японских морских офицеров прошло подготовку у англичан, включая будущего главкома японского флота при Цусиме адмирала Того. Кроме того, японцы покупали уже готовые корабли, например, в Италии были куплены два корабля, один из которых бронепалубный крейсер. Что интересно, итальянцы, строившие их для Аргентины, первоначально предложили их России, когда аргентинские заказчики отказались платить за выполненную работу. Но адмирал Рожественский, будущий главком русского флота, а на тот момент Начальник Морского Штаба, отказался от предложения, якобы из-за того, что корабли не подходят русскому флоту по типу. Японцам же они прекрасно подошли.

Бронепалубный крейсер "Касуга", который мог оказаться в составе русского флота.



Беспорядок в министерствах.

Ещё одним осложняющим подготовку русского флота фактором был беспорядок и хаос в работе министерств.

Так, Главный Морской Штаб занимался вопросами стратегии предстоящей войны. На нём лежит ответственность вообще за ситуацию, когда Россия вступила в войну только с одной эскадрой на Тихом Океане, из-за чего потребовался переход 2-й Тихоокеанской Эскадры, заведомо обречённый, как мы дальше увидим.

Морской Технический Комитет отвечал за подготовку документации и чертежей кораблей, при этом постоянно вносил изменения в уже созданную программу, что увеличивало срок постройки, затягивало процесс переговоров с подрядчиками и вставало казне в кругленькую сумму.

Главное Управление Кораблестроения и Снабжения (ГУКиС), напротив, не имея никакого отношения к технической части, распоряжалось финансовой стороной дела: кредитами, размещением заказов и поиском подрядчиков. При этом чиновники гнались за дешевизной, не забывая про собственный карман.

И, наконец, добавим, что ГУКиС и МТК не имели связи друг с другом, отдельно докладывая Морскому Министру, который тормозил работу то одного, то другого ведомства по требованию их представителей, т.к. ГУКиС понятия не имело о внесённых технических изменений из МТК и, наоборот, МТК не знал, способны ли подрядчики выполнить технические задания, что приводило к очередным правкам.
В феврале 1900 года по вопросу задержек в строительстве броненосца «Ослябя» писал Н.Субботин:

"Медленность в устройстве водоотливной системы из-за выполнения несколькими фирмами: один делает турбины, другой трубы, третий электромоторы. Появляются вопросы, нарождается переписка, объяснение, обсуждение, а дело стоит."

Н. Субботин.



Корабли строились по пять лет, успевая устареть к началу войны.

Кадры решают всё?

Как бы ни работала система государственной власти и какими бы ни были корабли, важнейшим остаётся кадровый вопрос, ведь именно качества людей являются решающими. Начнём сверху.

Про ошибочность политики царских дипломатов и царя Николая II немного написано выше, поэтому разберём личности нескольких высших государственных деятелей, ответственных за подготовку к войне.

1) Великий князь Алексей Александрович, глава Морского Ведомства.



Его двоюродный брат, Александр Михайлович, так же великий князь, в своих мемуарах:

Великий князь Александр Михайлович



"Я был глубоко потрясен и, забыв общеизвестные черты характера нашего милейшего генерал-адмирала, отправился к дяде Алексею. Свидание носило скорее комический характер. Все вооруженные силы Микадо на суше и на море не могли смутить оптимизма дяди Алексея. Его девиз был неизменен: — «Мне на все наплевать». Каким образом должны были проучить наши «орлы» «желтолицых обезьян» так и осталось для меня тайной. Покончив таким образом со всеми этими вопросами, он заговорил о последних новостях Ривьеры. Что дал бы он, чтобы очутиться в Монте-Карло (до ужаса напоминает любовь к Куршавелю, правда? - прим. автора статьи). Пошли вопросы: видел ли я мисс X. и понравилась ли мне мисс Y.? Не соберусь ли я к нему пообедать и вспомнить старое? Его повар изобрел новый способ приготовления стерляди, представлявший собою величайшее достижение кулинарного искусства, и т. д."

Ещё длинный фрагмент, раскрывающий так же личность будущего главкома Рожественского:

"Эпизод с «крейсерской войной» причинил мне громадное разочарование. Я надеялся, что Никки (Николай II - прим. автора статьи) оставит меня в покое, перестанет рассчитывать на мою помощь и спрашивать моих советов. Но я ошибался. Мое мнение опять понадобилось. Начинался новый кошмар. Мы сидели в Царском с Никки, дядей Алексеем и Авеланом и обсуждали новый важный вопрос. Нам предстояло решить, должны ли мы утвердить план адмирала Рожественского, который предлагал отправить наши военные суда на Дальний Восток, на верную гибель?

Вице-адмирал Ф. Авелан



Сам адмирал не питал каких-либо надежд на победу. Он просто думал о том, что надо «чем-нибудь удовлетворить общественное мнение». Наш флот и тысячи человеческих жизней должны были быть принесены в жертву невежественным газетным «специалистам по морским вопросам». Эти последние открыли недавно существование некоторых технических морских терминов, в роде «боевой коэффициент»,«морской тоннаж» и т. п., и старались ежедневно доказать в газетных столбцах, что японцев можно пустить ко дну соединенными силами наших тихоокеанской и балтийской эскадр. (т.е. решения принимаются на поводу у прессы? вернее, у хозяев прессы? - прим. автора статьи)

Никки объяснил нам причину нашего совещания и просил нас всех искренно высказать свое мнение по этому вопросу.

Дядя Алексей ничего не мог сказать и имел гражданское мужество в этом признаться. Авелан говорил много, но не сказал ничего путного. Его речь была на тему «с одной стороны нельзя не сознаться, с другой стороны нельзя не признаться»... Рожественский блеснул еще раз основательным знанием биографии Нельсона. Я говорил последним и решил не церемониться. К моему величайшему удивлению было решено последовать моему совету и наш Балтийский флот на верную гибель в Tихий океан не посылать.

В течение двух недель все было благополучно, но к концу второй недели Никки снова изменил свое мнение. Наш флот должен был все-таки отправиться на Дальний Восток, и я должен был сопровождать Государя в Кронштадт для прощального посещения наших кораблей. По дороге в Кронштадт я снова пробовал высказать свою точку зрения и встретил поддержку в лице весьма опытного флаг-капитана императорской яхты «Штандарт». Государь начал снова колебаться. В душе он соглашался со мною.


Императорская яхта "Штандарт"



— Дай мне еще раз поговорить с дядей Алексеем и Авеланом, — сказал он, когда мы переходили на яхту адмирала. — Дай мне поговорить с ними с глазу на глаз. Я не хочу, чтобы твои доводы на меня влияли.

Их заседание длилось несколько часов. Я же, в роли «enfant terrible», ожидал их на палубе.

— Ваша взяла, — сказал Авелан, появляясь на палубе: — мы приняли неизменное решение эскадры на Дальний Восток не посылать.

«Неизменность» решения Никки продолжалась десять дней. Но он все же переменил в третий и в последний раз свое решение. Наши суда, матросы и офицеры должны были все-таки быть принесены в жертву на алтарь общественного мнения.

14 мая — в девятую годовщину коронации — наш обед был прерван прибытием курьера от Авелана: наш флот был уничтожен японцами в Цусимском проливе, адмирал Рожественский взят в плен. Если бы я был на месте Никки, я бы немедленно отрекся от престола. В Цусимском поражении он не мог винить никого, кроме самого себя. Он должен был бы признаться: что у него недоставало решимости отдать себе отчет во всех неизбежных последствиях этого самого позорного в истории России поражения. Государь ничего не сказал, по своему обыкновению. Только смертельно побледнел и закурил папиросу.

В этот день Наследнику Алексею исполнилось ровно девять с половиной месяцев, и прошло немного более трех месяцев со дня убийства дяди Сергея в Москве."


2) Адмирал Рожественский.



Из воспоминаний того же великого князя Александра Михайловича:

"В тот же день я встретил адмирала Авелана, моего бывшего командира по «Рынде», превосходного моряка, который, однако, совершенно не подходил для административного поста морского министра. Ни он, ни начальник главного морского штаба, адмирал Рожественский не могли мне объяснить, что же теперь произойдет и каким образом мы с нашими сорока пятью боевыми единицами, составлявшими Тихоокеанскую эскадру, сможем одержать победу над японскими судами, построенными на английских судостроительных верфях?

От волнения налитые кровью глаза Авелана буквально на лоб. Рожественский же заявил, что готов немедленно отправиться в Порт-Артур и встретиться с японцами лицом к лицу. Его почти Нельсоновская речь звучала комично в устах человека, которому была вверена почти вся власть над нашим флотом. Я напомнил ему, что Россия в праве ожидать от своих морских начальников чего-нибудь более существенного, чем готовности пойти ко дну.

— Что я могу сделать, — воскликнул он: — общественное мнение должно быть удовлетворено. Я знаю это. Я вполне отдаю себе отчет в том, что мы не имеем ни малейшего шанса победить в борьбе с японцами.

— Отчего вы не думали об этом раньше, когда высмеивали моряков микадо?

— Я не высмеивал,— упрямо возразил Рожественский: — Я готов на самую большую жертву. Это тот максимум, который можно ожидать от человека.

И этот человек с психологией самоубийцы, собирался командовать нашим флотом!"

Прекрасная характеристика руководства страны. Но спустимся уровнем пониже...и обнаружим так же кадровую трагедию на самом флоте. Моряки для 2-й Тихоокеанской эскадры призывались из запаса, утерявшие навыки за годы крестьянской жизни, русские комендоры плохо стреляли на предельные дистанции, офицеры управления огнём полагались на огонь средних калибров, высший офицерский состав флота не отличался энтузиазмом, а один из немногих людей духа адмирал Макаров несчастливо погиб в Порт-Артуре на броненосце "Петропавловск" в самом начале войны.

Русские моряки, на рубеже ХIХ и ХХ веков.



Русские морские офицеры, начало ХХ века.



Адмирал Макаров.



В противовес этому японцы имели развитый торговый флот, благодаря чему у них были поколениями воспитанные матросы, и, как писалось выше, их офицерский состав от среднего до высшего уровня прошёл актуальную подготовку в иностранных государствах, включая Британскую Империю. Кроме того, японцы были решительно настроены стать ведущей державой на Тихом океане, что положительно сказывалось на мобилизации японского общества, армии и флота - "От этого сражения зависит судьба империи", говорили они о предстоящей Цусиме.



Поход.

С точки зрения военного искусства поход 2-й Тихоокеанской эскадры с самого начала выглядел сомнительным. У Российской империи не было морских баз на маршруте следования эскадры, напротив, иностранные державы заламывали цены за пополнение припасов. Путь из Балтики до Порт-Артура проходил частью вокруг Африки, частью через Суэцкий канал, корабли встречались у Мадагаскара и держали путь мимо Индии. Дальность перехода привела к необходимости загрузить по максимуму как боевые корабли, так и транспорты снабжения углём, продуктами питания, водой и боеприпасами, что привело к глубокой осадке кораблей. Броневой пояс провалился ниже ватерлинии, малозащищённая надстройка была прекрасной мишенью для японцев, углы возвышения орудий даже главного калибра были недостаточно высокими.



олгий путь без остановок измотал экипажи кораблей. Дисциплина падала, попытки офицеров устраивать учения натыкались на необходимость соблюдать график следования.

За движением русской эскадры наблюдал весь мир, репортёры тогдашних СМИ подробно описывали поход, в результате чего японцы прекрасно знали о составе сил русских и об их маршруте.

Корабли 2-й Тихоокеанской эскадры перед походом.



Тем не менее эскадра в составе 38 кораблей дошла до Цусимского пролива. В эскадре было:

- 8 эскадренных броненосцев, основная ударная сила;

- 3 броненосца береговой обороны;

- 3 броненосных крейсера;

- 2 больших бронепалубных крейсера;

- 3 малых бронепалубных крейсера;

- 1 крейсер 2-го класса (посыльное судно);

- 1 вспомогательный крейсер;

- 9 эсминцев;

- 7 вспомогательных судов;

На заключительном этапе похода обстановка ещё больше ухудшилась. К этому моменту из-за безынициативности и нерешительности высшего руководства дальневосточной армии пала главная база Тихоокеанского флота в Порт-Артуре, где были пленены остатки 1-й Тихоокеанской эскадры.



Сухопутные войска под командованием Куропаткина терпели поражение за поражением из-за пассивной стратегии и тактики, нанося в некоторых сражениях больший урон японцам, но проигрывая из-за постоянных отступлений. Царь Николай II поставил командующему эскадрой адмиралу Рожественскому расплывчатую задачу в своём стиле: овладеть господством в Японском море. Рожественский счёл данный приказ абсурдным и ставил перед своей эскадрой единственную задачу - прорваться в оставшийся у России Владивосток. При этом он понимал, что эскадра может пойти только по кратчайшему пути через Цусимский пролив, т.к. топлива на переход вокруг Японии не хватит. По неизвестной причине Рожественский так же отказался оставить транспортные корабли в международных портах Китая, ограничивая скорость эскадры 9 узлами. Русские корабли по прежнему были тяжело нагружены, зарываясь в воду. Было известно, что инфраструктура порта Владивостока не рассчитана на приём такого количества кораблей. Так же адмирал Рожественский отказался от проведения предварительной разведки. Словом, адмиралом овладело трагическое осознание бессилия и бесперспективности предстоящего дела, как и его старшими офицерами. Фактически, руководство эскадры морально капитулировало уже перед началом боя.

Адмирал Того



Японский объединённый флот адмирала Того встречал наши корабли в значительном численном и качественном превосходстве:

- 4 эскадренных броненосца 1-го класса;

- 8 броненосных крейсеров;

- 2 больших бронепалубных крейсера;

- 10 малых бронепалубных крейсеров;

- 1 броненосец 2-го класса;

- 3 крейсера 2-го класса;

- 3 минных крейсера;

- 21 эсминец-истребитель;

- 43 миноносца;

Всего 95 кораблей, находившихся в портах Японии в готовности к выходу. Русскую эскадру должны были встретить разведывательные отряды и сообщить основным силам по радио.
Японские моряки от адмирала Того до последнего матроса были мобилизованы и нацелены на решительную победу, т.к. понимали, что от исхода боя зависит итог войны.

Метки:

Календарь

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   





































Профиль

Основной
svbr
Сообщество военных блогеров
Разработано LiveJournal.com