?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост





Продолжаю публикацию интересных фрагментов из книги американского журналиста Себастьяна Юнгера Tribe: On Homecoming and Belonging.
Ранее были опубликованы посты:
Взгляд американского журналиста на общество и войну
Индейские ритуалы и травмы войны

В этот раз предлагаю вам фрагмент, описывающий традиции общества ирокезов, и что в них положительного с точки зрения автора книги.

У Ирокезов было глубокое понимание трансформирующей силы войны, поэтому они создали систему параллельного правительства, которая должна была защищать рядовых членов племени от воинов и наоборот. Вожди мирного времени, которых называли старейшинами-сачемами, обычно избирались женщинами и должны были заниматься гражданским делами, пока не начиналась война.

В этот момент власть брали на себя военные лидеры, чьей главной целью было выживание племени. Они особо не заботились о справедливости, правосудии или гармонии в племени, их главная задача была — победить врага. Однако, если противник предлагал закончить войну и начать переговорный процесс, то последнее слово было за старейшинами-сачемами, а не военноначальниками. Если заключался мир, то военноначальники слагали свои полномочия и власть вновь оказывалась сосредоточена в руках старейшин.

Система, созданная ирокезами, показывает, что в ситуации войны и мира у общества совершенно разные ключевые задачи и интересы. Из-за того, что в современном обществе война часто ведётся далеко от родных земель и гражданского населения, то воины оказываются в одиночестве в этом сложном процессе переключения из мирного в военное состояние и наоборот. Английский поэт, писатель и участник Первой мировой войны Зигфрид Сассун написал поэму «Sick Leave» (прим.: перевод найти не удалось), которая отлично отражает то повреждённое состояние, которое ощущают солдаты дома.

Sick Leave

When I’m asleep, dreaming and lulled and warm,—
They come, the homeless ones, the noiseless dead.
While the dim charging breakers of the storm
Bellow and drone and rumble overhead,
Out of the gloom they gather about my bed.
They whisper to my heart; their thoughts are mine.
‘Why are you here with all your watches ended?
From Ypres to Frise we sought you in the Line.’
In bitter safety I awake, unfriended;
And while the dawn begins with slashing rain
I think of the Battalion in the mud.

‘When are you going out to them again?
Are they not still your brothers through our blood?

Перевод выделенного автором:

Я просыпаюсь в горькой безопасности без друзей;
И пока начинается рассвет с хлещущим дождём,
Я думаю о батальоне в грязи.


Поэтому, учитывая степень отчуждения в современном обществе, можно утверждать, что, когда ветеран войны говорит о том, что он скучает по войне, - это абсолютно нормальная реакция на возвращение домой. Воины ирокезы не испытывали такого отчуждения потому, что война и общество существовали в настолько близком взаимодействии, что возвращение из состояния войны в мирное сообщество было очень эффективным. В дополнение к этому поражение в войне означало для воинов, что их близкие и любимые люди подвергнутся насилию, будут убиты. В этом контексте битва насмерть была для них абсолютно оправдана как с эмоциональной, так и эволюционной точки зрения. Конечно, воины ирокезы получали травмы в битвах, все же это был контактный бой с применением топоров и дубин. Но они не держали эту травму в себе, все сообщество переживала травму войны, это был коллективный опыт, и потому он проходил более мягко.



Возможно самым важное, это чтобы ветераны, возвращаясь домой, чувствовали себя нужными обществу в той же мере, в которой они были нужны на поле боя. Воины ирокезы, которые доминировали над всеми племенами в районе 500 миль, возвращались в мирное сообщество и занимались нужным делом — ловили рыбу или охотились, участвовали в производстве каждый день. У них не было периода, когда они застрявали в промежуточном состоянии, что-то похожее сегодня в Израиле. Поле боя — это часть общества и наоборот. Недавние исследования об «устойчивости общества» говорят, что эгалитарное распространение ресурсов является ключевым компонентом для того, чтобы общество приходило в себя после тяжёлых, экстремальных времён. В качестве обществ, которые имеют высокий уровень устойчивости можно упомянуть израильские кибуцы, которые предохраняют бойцов от посттравматических стрессовых расстройств намного лучше, чем обычное общество. Фактически, устойчивость всего сообщества намного лучше помогает преодолевать травмы, чем индивидуальная устойчивость человека.

Примечание:
Эгалитари́зм (фр. égalitarisme, от égalité — равенство; см. также англ. equality) — концепция, в основе которой лежит идея, предполагающая создание общества с равными политическими, экономическими и правовыми возможностями всех членов этого общества. Противоположность элитаризма.

Добавить в друзья: твиттер | E-mail для связи: kirza@protonmail.ch

Комментарии

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
bachta_girey
1 ноя, 2016 04:07 (UTC)

Про диктаторов Рима никто уже не помнит?

kirzaq
1 ноя, 2016 04:13 (UTC)
Что вы имеете в виду?

UPD.
Понял. Тут все таки стоит учесть, что автора интересуют эгалитарные общества и близкие к ним, прежде всего.

Edited at 2016-11-01 04:27 (UTC)
bachta_girey
1 ноя, 2016 04:32 (UTC)
Вне контекста более раннего коммента, чтобы говорить об истинном значении эгалитаризма в индейском обществе следует посмотреть на опущенные автором статьи подробности: например, отношение общества к инвалидам, получившим реальные травмы, а не психические.
Зы, традиционное общество жестоко.
kirzaq
1 ноя, 2016 12:17 (UTC)
Автор признает жестокость всех этих племен в другой части книги, но он утверждает, что человеком, имеющим серьезную травму признавалось, что он задерживает племя и не редко он сам мог покинуть его, чтобы искать смерть.

То есть он опять говорит о том, что отдельный член племени ставил интересы племени выше своих собственных, включая свою жизнь.
bachta_girey
1 ноя, 2016 14:46 (UTC)
Ну, так это была совершеннейшая условность. Ибо если инвалид не покидал племени сам, то он прекрасно знал, что той же ночью его убьют.
gorka_5
4 ноя, 2016 16:09 (UTC)
По-моему, автор приводит пример ирокезов не для того, чтобы мы копировали их отдельные практики, а для того, чтобы показать как в обществе происходит адаптация участников боевых действий.
И суть в том, что общества, которые переживают войну коллективно, помогают своим защитникам быстрее и эффективнее вернуться в мир. И не только у жестоких ирокезов есть такой положительный опыт. Как пишет автор, у вполне современных израильских кибуцов - тоже. Как мне кажется, у советского общества после ВОВ он тоже был. А вот после Афганской войны ввиду того, что она была информационно закрытой для советских граждан и не переживалась ими, возвращение воинов на Родину оказалось очень тяжелым.
( 6 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь

Май 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   





































Профиль

Основной
svbr
Сообщество военных блогеров
Разработано LiveJournal.com